рус
en
рус
en
+7 (495) 745-05-51

Генеральный директор компании «Щёлково Агрохим» Салис Каракотов о будущем отечественной селекции: «Нам необходимо создать суперсою».

Драйвером российской экономики сегодня можно назвать озимую пшеницу. Именно она обеспечивает стране огромные объёмы экспорта. Но способна ли эта культура обеспечивать маржинальность всего отечественного растениеводства? В ближайшие годы перед нашей селекцией стоит ответственная задача: создать в помощь озимой пшенице «суперсою» и «суперсвёклу». Об этом журналу «Агротехника и технологии» рассказал Салис Каракотов, генеральный директор компании «Щёлково Агрохим».

Драйвером российской экономики сегодня можно назвать озимую пшеницу. Именно она обеспечивает стране огромные объёмы экспорта. Но способна ли эта культура обеспечивать маржинальность всего отечественного растениеводства? Возможно, некоторое время озимая пшеница будет с этим справляться, однако ей можно и нужно помочь. В ближайшие годы перед нашей селекцией стоит ответственная задача: создать в помощь озимой пшенице «суперсою» и «суперсвёклу». Об этом журналу «Агротехника и технологии» рассказал Салис Каракотов, генеральный директор компании «Щёлково Агрохим».

Каракотов С.Д,.JPG

— Начать нужно с крайне важного вопроса: как сегодня растениеводческие реалии взаимосвязаны с наукой? Кто занимается селекцией для аграриев: осуществляют ли это научные работники, или академические институты давно оставили сельхозпроизводителей ради фундаментальной, «высокой» науки, отдав приземлённые сферы коммерческим компаниям? 

— Всем понятно, что селекция начинается с научно-исследовательских работ. Они испокон веков велись у нас в научно-исследовательских селекционных учреждениях, которые входили в систему Россельхозакадемии. Теперь эти институты оказались под эгидой Министерства науки и образования, и в результате этой реорганизации мы увидели, какова настоящая сила нынешней селекционной науки. Дело в том, что Министерство науки и образования начало трепетно и активно заниматься государственными селекционными учреждениями. К слову, ранее в нашей стране в сфере сельскохозяйственной науки существовало более 170 научных учреждений, в том числе селекционные растениеводческие, селекционные по животноводству и сопутствующие этим направлениям научно-исследовательские организации — экономические, землеустроительные, растениеводческие и другие. 

— Советский Союз развалился, и в нашу страну пришли долгожданные рыночные условия. Как переходила селекция на «рыночные рельсы»? Труден ли был этот путь? Как выдержало его массовое семеноводство? 

— Нужно сказать прямо, что с давних пор, от зари советской власти и включая российский период, наша селекционная наука сделала много выдающихся селекционных достижений. Но когда страна вошла в рынок, оказалось, что с этими выдающимися достижениями мы по некоторым пунктам оказались далеко позади. При этом, конечно, мы считали уровень собственных селекционных работ достаточным для использования в неконкурентных условиях, когда внутри страны стояла задача обеспечивать сельское хозяйство своими селекционными материалами. Однако, как только мы попали в конкурентную среду, оказались далёкими аутсайдерами, что и проявилось на самых важных культурах. 

Сегодня действительно мы можем похвастаться зерновыми. Все достижения наших зерновых культур, конечно, результат грамотной работы селекционеров в советских и российских научно-исследовательских учреждениях. И всё же при этом массовое семеноводство оказалось утраченным. Селекционные учреждения сохранились лишь за редким исключением, а классическое элитное и массовое семеноводство, которое было сосредоточено на государственном уровне в уполномоченных для этой цели хозяйствах, практически перестало существовать. Редкие исключения — это ФГБУ «Национальный центр зерна им. П. П. Лукьяненко», ФГБУ Аграрный научный центр «Донской» и некоторые другие сельскохозяйственные организации: ФГБНУ «НИИСХ Юго-Востока» в Саратове, селекционный институт в Омске, селекционный институт в Челябинске… Но, честно говоря, их работа по массовому распространению семян на рынке не очень хорошо видна. Поэтому в нашей стройной селекционной цепочке появляется, так сказать, выпавшее звено. 

- Какие культуры сегодня можно назвать наиболее перспективными для российской экономики? Насколько мы зависимы от импорта семян по этим культурам? Можно ли исправить это положение, создав сорта и гибриды непосредственно для российских климатических и других условий? 

— Мы действительно во многом зависимы от импорта семян самых массовых культур. Что касается сои, наша зависимость от импорта здесь составляет 35%, по кукурузе — 50%, а по подсолнечнику — 60%. Но всё-таки страна имеет внутреннее производство семян. По сое это, соответственно, около 65%, по подсолнечнику — около 40%, а по кукурузе — около 50%. 

Безусловно, на смену государственным научным учреждениям пришли частные селекционные компании. К примеру, большие объёмы сои производят именно они. Например, «Щёлково Агрохим», занимаясь размножением семян, полученных от научных организаций, стал крупнейшим производителем семян сои. Мы поставили перед собой задачу по созданию соевой селекции, потому что сегодняшний уровень научной селекции этой культуры, в отличие от пшеницы, слабо конкурентоспособен. Именно поэтому 35% рынка этих семян отдано европейцам и канадцам. Мы видим, что соя отечественной селекции отстаёт по показателям белка и урожайности. А вот в чём мы не отстаём, так это в создании семян ультраранних и ранних сроков созревания: наши основные сеющие регионы по сое находятся не на юге, где достаточно длинный вегетационный период, а в центре России, в Центрально-Чернозёмной зоне и на Дальнем Востоке, где нужна соя со сроком вегетации 90-100 дней. Мировые компании, конечно же, имеют в своём арсенале выдающиеся сорта с более долгой вегетацией, 120-130 дней и выше, которые дают высокую урожайность. Но нам необходимо создать суперсою. Президент России Владимир Путин сказал, что мы должны производить экологически чистую нетрансгенную сою (и это возможно уже сейчас), но от себя добавлю, что для получения маржи её урожайность должна составлять как минимум, 20-25 ц/ га. Сейчас этот показатель находится на уровне 16-17 ц/га, то есть, мы значительно отстаём. Поэтому наша компания задалась целью создать новое соевое направление в селекции — ультраранние и ранние по срокам созревания сорта, которые будут такими же урожайными, как сорта с более длинными сроками вегетации. 

маржа на бобах.jpg

Развитие этого направления косвенным образом поможет нам шаг за шагом уходить от яровой пшеницы, которая всегда уступает озимой пшенице в урожайности. Мы видим, что в этом году в стране озимый клин увеличился более чем на 2 млн га. Обычно мы засевали 17 млн га, а теперь будет 19 млн га, потому что все почувствовали коммерческую значимость озимой пшеницы. А поскольку яровая пшеница, которая всегда была прерогативой Центральной зоны России, значительно уступает по своим экономическим показателям озимым сортам, можно постепенно разбавлять яровые посевы пшеницы и ячменя соей. Эта культура маржинальная: так, если получать 2,5 т сои с гектара, то при нынешней цене выручка с гектара составит 75 тыс. руб. Тогда как достигаемые 3,5 т яровой пшеницы сегодня дают производителю выручку 35-40 тыс. руб./ га. Путём такого простого сравнения мы видим, что соя создаёт конкуренцию самым высокомаржинальным культурам — например, подсолнечнику. Однако важно заметить, что подсолнечник (при правильном выращивании) рекомендуется сеять раз в семь лет, а сою можно чередовать, например, с кукурузой или пшеницей, то есть сеять через год. Соя — универсальная культура, она насыщает почву азотом и не имеет никаких отрицательных последействий к следующей культуре в севообороте, как подсолнечник или сахарная свёкла, которые являются настоящим инкубатором почвенных болезней. Отсюда вытекает главная на сегодняшний день задача: поднять уровень селекции сои в государственных и частных учреждениях. Конечно, постепенно селекция может уйти в частные компании. Это приведёт к желаемой конкуренции сортов и гибридов на территории нашей страны. Мы знаем, что уже сегодня существуют частные селекционные материалы высокого уровня по пшенице и сое. Но их пока не очень много. Поэтому мы, в том числе, активно занимаемся озимой пшеницей. 

Озимая пшеница — важнейшая культура, которая всегда будет для России «локомотивной». Вопреки сомнениям нашего правительства 10-15-летней давности, сельское хозяйство сегодня стало доходным, и произошло это исключительно благодаря тому, что мы научились выращивать озимую пшеницу. 

Мы в «Щёлково Агрохим» придумали следующую вещь: хотим проводить селекцию созданных нами сортов в жёстких условиях, например, в Поволжье, на Урале. Суть этого вот в чём. Для того чтобы получить массовые сорта, которые будут давать большой урожай, они должны пройти селекцию в жёстких условиях, где урожай не превышает 15-20 ц/га. Размножать же на семена эти сорта нужно в условиях, напротив, мягких, в которых и раскроется весь их потенциал. Тогда вторичное семеноводство станет супер-рентабельным. Условно говоря, селекцию мы проводим в Кургане, затем адаптируем сорта в Орловской, Курской или Белгородской областях, и если видим, что эта пшеница давала в Кургане 20 ц/га с гектара, то в Орле она даст 80. 

IMG_20200806_154640.jpg

  — Каких свойств нужно добиваться селекционерам от озимой пшеницы в наших условиях Центрально-Чернозёмной зоны?

— Озимая пшеница нужна урожайная и ультра-раннеспелая, потому что в Центрально-Чернозёмных районах, которые должны стать супержитницей наряду с Кубанью, постоянно плохая осень. Из-за того, что начинаются дожди, мы недоубираем урожай и теряем зерно. Поэтому важно получить сорта пшеницы, которые будут созревать на 2-3 недели раньше традиционных местных сортов. Такую задачу ставит перед нами рынок. 

— В чём сегодня состоит принципиальная разница между состоянием селекции пшеницы и сахарной свёклы? 

— Это, как говорилось в комедии «Горе от ума», дистанция огромного размера. Сахарная свёкла далека от того уровня селекционных достижений, который у нас в стране достигнут на зерновых культурах. Можно сказать, что российская селекция сахарной свёклы на рынке полностью отсутствует. В 100%->ю зависимость от импорта селекции сахарной свёклы мы попали 20 лет назад, и достигли мы её очень быстро, в течение пяти лет, условно говоря, с 2000 по 2005 год.

— Что произошло? Неужели мы перестали выращивать сахарную свёклу? Почему сельхозпроизводители так быстро и охотно перешли на семена этой культуры импортной селекции? 

— Напротив, у нас сахарная свёкла всегда была важнейшей культурой, и площади были всегда большие. В целом по Советскому Союзу мы выращивали 3,5 млн га сахарной свёклы, которые полностью обеспечивали собственными семенами. Селекция осуществлялась в нескольких местах: в Умани (Украина), в Рамони (Воронежская область) и Льгове (Курская область) Центрально-Чернозёмной зоны, а также в Краснодарском крае. Эти четыре селекционных школы создавали семена, которые по тем временам отвечали требованиям по урожайности. Пиковая урожайность, которая достигалась на этих семенах, составляла 280 центнеров. Для сравнения, в прошлом году урожайность сахарной свёклы в нашей стране достигала 450 ц/га. А в этом году она будет 350. То есть мы видим, что сахарная свёкла импортного происхождения урожайная, но иногда эти показатели могут обвалиться из-за погодных условий, когда массово распространяются корневые гнили. Именно так и случилось в этом году. Импортная сахарная свёкла, прошедшая селекцию в условиях бедных гумусом земель, оказалась очень чувствительной к распространенным в чернозёмных почвах корневым гнилям. Во влажные годы она теряет урожайность и страшно болеет, а свёкла российской селекции, хоть и малоурожайная, но не болеет совершенно. Заболевшая свёкла теряет дигестию и не накапливает сахар. Конечно, существует препарат, который способен вылечить растение, но тогда корнеплоды свёклы будет зашрамливаться. К тому же, он не панацея: в этом году гниль захватила свёклу в первой фазе вегетации, чего за последние 20 лет не случалось. 

Эта ситуация диктует необходимость создания также отечественной суперсвёклы — урожайной, сахаристой, засухоустойчивой и не подверженной болезням. Такая свёкла, к тому же, должна конкурировать по урожайности и сахаристости с «иностранцами». Устойчивость к болезням у отечественных гибридов есть уже сегодня. Однако для того, чтобы конкурировать с мировыми образцами, мы должны довести нашу российскую свёклу до совершенства и по остальным параметрам. Среди этих параметров, в частности, генетическая выровненность. Что это такое? Прежде всего, корнеплоды должны быть одинаковыми по форме и размерам, а отрастание ботвы — ровным и скученным. Этой выровненности мы должны достичь современными методами биотехнологической селекции. Свёкла — один из самых сложных гибридов по части плоидности. У свёклы может быть 3-4 линии (материнская, отцовская, закрепитель цитоплазматической мужской стерильности, многосемянный опылитель), каждая из которых несёт гомозиготный характер. Компания «Щёлково Агрохим» начала заниматься этим корнеплодом в 2015—2016 гг., и из созданных в наших институтах селекционных материалов нам удалось за эти пять лет создать 13 гибридов. В прошлом году мы их зарегистрировали. Теперь у нас начинается коммерческая реализация: в 2021 году мы должны вывести на рынок несколько гибридов на 60 тысяч посевных единиц и занять тем самым 5% рынка. Эти гибриды устойчивы к корневым гнилям, они урожайны, как «иностранцы», и устойчивы к засухе. 

IMG_0002.PNG

— Трудно ли будет потеснить иностранцев, полноценно властвующих на всём российском рынке семян сахарной свёклы?

— Это невозможно трудная задача, потому что сельхозпроизводители за 20 лет привыкли к неплохим результатам зарубежных гибридов. Но обилие корневых гнилей в этом году вызвало в рядах свёклосеятелей достаточно серьёзное беспокойство. Мы ещё недоубрали сахарную свёклу с полей, она будет ещё какое-то время лежать и гнить в кагатах и покажет свою генетическую слабость к условиям наших жирных чернозёмных почв. Помимо этого, в кагатах она ещё потеряет лёжкость и сахар. Такая картина встречается ежегодно. В этом году на больших полях распространение гнили доходило до 40%. 

Сегодня в России осталось две селекционные школы: Рамонский научно-исследовательский институт сахарной свёклы и сахара им. А. Л. Мазлумова в Воронежской области и Первомайская селекционно-опытная станция сахарной свёклы в Краснодарском крае. И там, и там в полученных селекционных материалах имеются свойства устойчивости к корневым гнилям и устойчивость к засушливым условиям. К счастью, в обоих учреждениях есть учёные, которые могут развить эту работу. Мы работаем совместно с Рамонским институтом: в наших новых гибридах, которые сейчас выходят на коммерческий уровень, использованы их генетические материалы. 

В чём состоит основная проблема? В связи с тем, что у нас было очень мало селекционных школ, в стране сложился очень бедный генетический фонд сахарной свёклы. Да, безусловно, в советское время все они обменивались друг с другом информацией, искали комбинации, новые кроссы. Но, к сожалению, бедность генофонда поставила нас в тупиковую ситуацию, не позволяющую создать особенно хорошие гибриды. Поэтому вливания чужеродной генетики нам не избежать, чем, собственно говоря, мы и занимаемся, создавая свои гибриды. Мы закупаем эту генетику, договариваемся с иностранными компаниями, которые, в свою очередь, могут заинтересоваться нашими гибридами в плане обмена. Однако нужно учитывать, что российский рынок действительно колоссальный — по сахарной свёкле, по подсолнечнику, где мы сильно зависим от импорта, и по кукурузе, поэтому зарубежные селекционные компании неохотно идут на такие формы взаимодействия. К сожалению, из-за этого в селекции невозможно сразу сделать большой скачок. Но сахарная свёкла — особенная культура, и, если сейчас иностранцы не подберут для своих гибридов фрагментов генома, отвечающих за устойчивость к гнилям, со временем мы их вытесним. Сегодня гибриды, созданные нашей компанией совместно с «Русагро», отлично себя показывают. 

— Как сосуществуют семеноводство и защита растений? Можно ли сказать, что с годами они всё больше зависят друг от друга? 

— Семеноводство связано со средствами защиты растений теснейшим образом. Динамика урожайности главных культур напрямую коррелирует с интенсификацией защиты растений. Поэтому, как видите, селекция столь же тесно связана с защитой растений. Сегодня создаются гибриды, предназначенные конкретно под систему защиты. Именно поэтому наша компания и занялась селекцией. В этом году мы продали семян разных культур собственного производства на 1 млрд руб. На фоне постепенно снижающейся доходности пестицидов мы наблюдаем, что доходность производства семян достаточно высока. Например, если говорить о мировой ситуации, то начиная с 2015 года объём потребления пестицидов (в ценах) постоянно падает. Поэтому наша задача развить у себя тот симбиоз селекции, семеноводства и средств защиты растений, который мы наблюдаем у крупных мировых компаний. Это приведёт к сумасшедшей конкуренции в производстве семян на территории страны, благодаря чему мы в конце концов вытесним иностранцев. 

В какой-то момент в игру должна вступить высокая наука в сфере редактирования генома культур. В нашей стране это совершенно новое биотехнологическое направление, и производить редактирование генома нужно с максимальной осторожностью, как сказано в распоряжении Президента РФ. К сожалению, в этом отношении мы опять далеко отстаём. Поэтому в ближайшие годы нам необходимо осваивать эти технологии и научиться редактировать геномы важнейших сельскохозяйственных культур, в частности, сахарной свёклы, масличных, бобовых и кукурузы. Основное, чего надо достичь — это выравнивание генотипов селекционных материалов. Мы этой задачей тоже занимаемся. Наш селекционно-генетический центр по созданию высокоэффективных гибридов сахарной свёклы «СоюзСемСвёкла» имеет молекулярную лабораторию, где уже начали заниматься этими вопросами. В этом году здесь будет завершено создание полногеномного сиквенса сахарной свёклы. Затем мы начнём расшифровывать, какие участки за какие функции отвечают. Возможно, нас ожидает большой прорыв. Европейские компании тоже этим занимаются, но пока сегодня зарегистрирован единственный гибрид сахарной свёклы, созданный таким путём. 

Пресс-служба "Агроинвестор"

26.11.2020
30.11.2022
Сквозь огонь и воду с любовью к родной земле

Сельское хозяйство, хотя сегодня и считается доходным видом бизнеса, всё-таки во многом остаётся призванием, работой по душе. Особенно если речь идёт о небольших предприятиях, где руководитель не просто зарабатывает деньги, но и даёт возможность селянам достойно жить на родной земле.

Если и искать в России патриотов, то в небольших населённых пунктах, о которых многие даже и не слышали. В одном из таких – в деревне Тигино Красноярского края – живёт и работает фермер-картофелевод Леонид Краскович, предприятие которого известно не только в Большемуртинском районе, но и во всём Красноярском крае. В беседе с корреспондентом Betaren Agro Леонид Константинович рассказал, что держит его в родном селе, почему люди – его основной капитал, а также о партнёрстве с компанией «Щёлково Агрохим». 

201.jpg
Леонид Краскович – фермер «первой волны», который создал, развил и укрепил КФХ


Молодые и сильные против девяностых

Леонида Константиновича в деревне Тигино знает каждый. И не только потому, что среди трёхсот с небольшим жителей сложно затеряться, а потому, что фигура он значимая: его КФХ даёт работу не менее 30 селянам. Умножьте эту цифру минимум на три (по числу членов одной семьи), и получится, что почти треть жителей Тигино работает у фермера. Краскович – уроженец Тигино, окончил школу-десятилетку в селе Бартат (Тигино, Бартат и Верх-Подъёмная образуют сегодня Бартатский сельсовет. – Прим. авт.). После школы отслужил в армии и устроился механизатором в колхоз «Дружба». «Три села «подружились» в этом колхозе, видимо, оттуда и название», – шутит фермер. К тому времени, как в начале девяностых колхоз начал хиреть, Леонид Краскович дослужился до бригадира, наработал опыт «общения» с техникой, усвоил технологии возделывания различных культур, в том числе картофеля, на котором специализировалась «Дружба».

«В начале девяностых пошла мода на фермерские хозяйства, – рассказывает собеседник. – В колхозе дела шли всё хуже и хуже. И вот собрались мы, четверо мужиков, и решили отделиться: молодые, сильные – почему не попробовать? Земли взяли около 30 га, сразу занялись картофелем. Техника кое-какая досталась, что-то купили. Был трактор МТЗ, ЛТЗ-55, комбайн для уборки картофеля КПК-2. А мы были универсалы: и сварщики, и трактористы, и водители, и комбайнёры – всё умели!»

Колхозный опыт и мужицкая смекалка помогли товарищам освоить частный бизнес на земле. Урожаи «второго хлеба» даже в самом начале деятельности фермерского товарищества были хорошие. Основная проблема состояла в реализации. Леонид Краскович вспоминает, что в начале-середине девяностых, в период «дикого рынка», схемы расчётов были самыми невероятными, вплоть до обмена картофеля на водку по знаменитой бартерной схеме. Как бы то ни было, из десяти «живых» рублей с продажи хозяйству оставался один.

image-2022-10-11 12_13_22.jpg
Картофель был востребован всегда, однако в девяностые за него рассчитывались по бартеру

«Ситуация начала меняться к лучшему в начале 2000-х гг., когда государство начало обращать внимание на крестьян, – говорит фермер. – Тогда стали давать субсидии на технику, в том числе импортную, проводить тендеры по госзакупкам. Поначалу мы много выигрывали, снабжали нашим картофелем госучреждения Красноярска, Лесосибирска, Енисейска. Потом в процедуру тендеров начали внедряться перекупщики, сбивали цену, выигрывали аукцион и затем у нас же закупали по бросовой цене. Нам это стало невыгодно. Мы нашли оптовых покупателей и отказались от тендеров. Теперь наша картошка поставляется и в Якутию, и на Дальний Восток и у нас, в Красноярском крае, конечно, остаётся…»

Точный расчёт против капризов погоды


Овощи в целом и картофель в частности в Красноярском крае выращивают в основном в пригороде Красноярска, а также на юге края. В 2021 году в крае было посажено около 5,6 тыс. га «второго хлеба», собрано приблизительно 100 тыс. тонн клубней. Средняя урожайность при таких цифрах составила около 18 т/га или 180 ц/га. Тигино, которое находится примерно в ста километрах от краевой столицы, – самая северная точка, где возделывают картофель в промышленных масштабах. В прошлом году КФХ Леонида Красковича заняло шестое место в крае по объёмам произведённого картофеля – 3,3 тыс. т. В этом году с площади 130 га здесь получили примерно 4,5 тыс. т клубней. Средняя урожайность составила около 350 ц/га.

«С девяностых мы выросли по средней урожайности практически в два раза, – комментирует Леонид Краскович. – Два года назад вообще собрали под 500 ц/га. В первую очередь стали вплотную заниматься сортами. В основном закупаем немецкие, голландские: Гала, Вега, Балтик Роуз, Фиделия. Проблема с обеспечением отечественными семенами стоит остро, есть местные сорта, которые нам рекомендуют. Но рынок требует жёлтую ровную картошку, а отечественные селекционеры предлагают белую, крупную и с глубокими глазками. К тому же западные сорта более урожайные, вкусные, отзывчивые на минеральное питание. Хотя мы не отказываемся от работы с отечественным семенным материалом. Просто просим: дайте нам подходящие сорта».

По данным Минсельхоза РФ за 2021 год, доля отечественных семян картофеля в РФ приближалась к 9%. Картофель – одна из стратегических для страны культур, наряду с сахарной свёклой, где доля ввозимого посевного материала очень высока. Селекцией сахарной свёклы занимается «Щёлково Агрохим» совместно с ГК «Русагро» (проект «СоюзСемСвёкла») и к 2025 году обещает закрыть до четверти потребности российских аграриев в отечественных семенах. Проектов, связанных с селекцией картофеля, у «Щёлково Агрохим» нет (кто занимается этим – читайте в колонке «Картофельные перспективы»), однако производитель обеспечивает полный комплекс защиты овощной культуры, предлагая 27 пестицидов и внедряя новинки. Так, в 2023 году «Щёлково Агрохим» планирует регистрацию трёх препаратов для защиты картофеля: протравителя ДЕПОЗИТ СУПРИМ, МЭ, системного инсектицида СПАРРИНГ, МД и фунгицида на основе меди ИНДИГО, КС

Эффективность Зонтрана.jpg
Эффект гербицида ЗОНТРАН, ККР – почвенный «экран» сдержал развитие сорняков до конца вегетации

Использование средств защиты – важное условие получения стабильного и качественного урожая картофеля, подчёркивают в Восточно-Сибирском представительстве «Щёлково Агрохим». Использование СЗР – один из трёх «китов» (наряду с агротехнологией и качественными семенами), которые гарантируют результат.

«Примерно с 2000-х гг. мы начали использовать современные средства защиты картофеля, – говорит Леонид Краскович. – С 2008 года работаем со «Щёлково Агрохим». К сожалению, имели не очень приятный опыт сотрудничества с предыдущим поставщиком, когда некачественный препарат повредил посадки. Поэтому пришлось сменить партнёра. В лице «Щёлково Агрохим» нашли надёжного союзника, выстроили хорошие отношения» 

Текущий год, по словам фермера, был не очень благоприятным для полеводства: слишком много дождей. Шли они преимущественно во второй половине вегетации, когда культура уже сформировала урожай; влага только способствовала развитию болезней. 

image-2022-10-24 14_08_56.jpg
Обработка фунгицидом и применение микроудобрения УЛЬТРАМАГ КОМБИ для картофеля – и поле выглядит отлично!

«За тридцать с лишним лет работы на земле убедился: что ни делай, а урожай зависит во многом от погоды: что с неба придёт, то и будет. Но в наших силах, конечно, корректировать ситуацию», – говорит фермер.

Осень в Красноярском крае тоже выдалась дождливой. Уборку смогли начать только 8 сентября. Сухих дней было меньше двух недель, однако в фермерском хозяйстве с уборкой картофеля уложились в 10 дней.

«Процесс у нас давно механизирован, техникой хозяйство оснащено. Часть – импортная, часть – отечественная. Например, картофелесажалки у нас белорусского производства, междурядную обработку делаем бельгийским культиватором, комбайн картофелеуборочный – тоже бельгийский», – уточняет Леонид Краскович.

«Большой проблемы с импортными запчастями не вижу, – отвечает собеседник на вопрос, как повлияли на работу КФХ санкционные ограничения. – Всё это сделано людьми. Нынче у нас сломался вал на комбайне, позвонили на завод в Коломне, за 12 часов они нам изготовили такой же вал, уборку продолжили. Так что всё можно найти и всё можно сделать. Единственное, с чем предвижу проблемы, это транспортёры».

Складское хозяйство у КФХ тоже современное: четыре вместительных склада оборудованы мойками, буртоукладчиками, системами вентиляции. Это позволяет придержать урожай до ноября, пока с рынка не уйдут «случайные» производители, которые ранней осенью роняют цены.

…а также пшеница и КРС

Помимо картофелеводства, КФХ Леонида Красковича также выращивает зерновые, в основном пшеницу и ячмень. Всего под ними занято 1350 га, с которых в этом году собрали около четырёх тысяч тонн зерна в бункерном весе.

«Получаем в основном фуражное зерно. Частые осадки не дают высокой клейковины. Урожайность в среднем неплохая: в этом году при уборке сыпало до 40 ц/га пшеницы. Немецкий сорт дал до 50 ц/га. Реализуем урожай преимущественно на свинокомплекс Сибирской аграрной группы, бывает, и на мелькомбинаты продаём», – уточняет собеседник.

На пшенице в текущем году использовали фунгицидный протравитель СКАРЛЕТ, МЭ, а также гербициды ПРИМАДОННА, СЭ (0,7 л/га) для борьбы с двудольными и ОВСЮГЕН ЭКСПРЕСС, КЭ (0,5 л/га) против однолетних злаковых сорняков.

«В фунгицидах и инсектицидах потребности не было, – комментирует фермер. – Болезни немного проявились, но, видимо, фунгицидный протравитель сдержал их развитие, экономический порог безопасности не был превышен».

image-2022-10-24 14_08_55 (2).jpg
Помимо картофеля, в КФХ выращивают пшеницу и ячмень, урожаи высокие

В дополнение к растениеводческому направлению в хозяйстве развивают и животноводческое. Сейчас на ферме КФХ содержат около 70 голов КРС. Животноводство возникло в хозяйстве, можно сказать, спонтанно. Жена Леонида Константиновича, Любовь, такая же бойкая и неугомонная, как и он, держала на подворье бурёнок. А когда врачи диагностировали астму, от коров приказали избавиться. Пускать кормилиц под нож было жаль. Так что буквально за считаные дни, «в бешеном темпе», как говорит фермер, на окраине села развернули стройку: в новые помещения и въехали хозяйские бурёнки, со временем стадо разрослось.

«Я не стремлюсь к какому-то большому предприятию. Я знаю своё дело, знаю своих людей и в любой момент могу каждого «достать», проконтролировать. А чем больше хозяйство, тем меньше управляемость, – рассуждает Леонид Краскович. – 70 голов мне хватает для нужд КФХ и на продажу. Для своей столовой производим мясо, молоко, сметану, творог и немного продаём: желающие купить со всего района находятся, потому что всё домашнее и вкусное. С кормами проблем нет: сено готовим, есть свой фураж, остатки картофеля».

Мой край дорогой…

О своём деле и заслуженном успехе в нём фермер Леонид Краскович говорит легко, шутя. Но тот, кто ведёт сельхозбизнес, знает: никогда работа на земле не была лёгким делом. Тем более, когда ты и начальник, и ответственный за результат, когда за твоей спиной – работники с семьями, а село твоё – триста душ, среди которых надо найти тех, на кого можно положиться. Было бы легко, куда бы делись все те многочисленные фермеры девяностых? Бурное течение рыночной экономики за тридцать с лишним лет выбило лишних, оставив самых крепких духом, смекалистых и упорных. Таких, как Леонид Краскович. В разговоре он подчёркивает: университетов не оканчивал, всему учила жизнь, учило поле. Брался за книги, расспрашивал у знающих людей, изучал вопросы агротехнологии досконально, так и стал «сам себе агроном». А талант руководителя, видимо, у Леонида Константиновича с рождения. И в основе его – внимание к людям, понимание и забота.

image-2022-10-24 14_09_11.jpg
На свой коллектив Леонид Краскович может положиться, как на себя самого

«Деревня у нас небольшая, подтаёжная, но люди хорошие, – голос Леонида Константиновича теплеет. – Раньше было сложно, пили много, ходили кругами: ко мне, от меня, ко мне, от меня… Но в конце концов собралась банда – в хорошем смысле. Половина – молодёжь, до 40 лет. Если сейчас приходит кто-то новый, мне уже не надо объяснять, как себя вести, коллектив сам научит. Приходят сейчас те, кто не нашёл себя в городе. Пробовал, но не пошла городская жизнь. Да, звёзд с неба они, может, и не хватают. Но если к человеку подойти с пониманием, помочь, направить, то выходит ответственный и грамотный работник. Главное, чтобы на людей можно было положиться. Чтобы было доверие. Нет у меня ни видеонаблюдения, ни контроля за расходом горючего. А парни мои картофель сажают так, что народ удивляется. Бывает, приедет сосед: «Это что у тебя за навигатор такой, ряды ровные?» «Ромка, – говорю, – тракторист, мой навигатор». А всё потому, что ответственные люди в коллективе. Доверяем: я – им, а они – мне и друг другу. Такая вот коммуна!»

Проблем с кадрами у Леонида Красковича не возникает, несмотря на некоторую отдалённость Тигино от краевого центра. Зарплату в КФХ платят достойную. Кроме того, снабжают дровами, углём, сеном, пашут огороды. Если нужно, помогут с пиломатериалом, с жильём, с крупными покупками. Доверие и забота в коллективе КФХ обоюдные.

«Леонид Константинович – очень порядочный человек. Заслуживает огромного уважения, много делает для своего села», – говорит глава Восточно-Сибирского представительства «Щёлково Агрохим» Олег Беляев.

На самом деле не только для своего села, а для всех, кому небезразлична судьба деревни, судьба детей. Вбейте в поисковик название деревни, первое, что увидите – обзор новогодней ёлки в Тигино. Здесь её устраивают такую, что съезжаются люди не только из соседних двух сёл, но и со всего района. Горка, снежные фигуры, красавица-ель – всё для веселья и радости детворы!

«Двенадцать лет уже строю, как внук родился, – говорит Леонид Краскович. – Ёлка красивая получается, и горка хорошая».

«Удаётся ли отдыхать, когда всё время какие-то дела и заботы?» – интересуюсь у собеседника. «А мне не нужен отдых, – уверяет фермер. – Я, знаете, на новогодних праздниках маюсь. Такой человек».

Поддерживает отца дочь Наталья, которая отвечает за бухгалтерию в КФХ. Дочь, жена и ещё пара самых надёжных, крепких человек в коллективе дают возможность выдохнуть, а то и поболеть спокойно. «Вот – во время уборки буквально – пришлось лечь на пару недель в больницу. Ничего, проводили видеосовещания, всё нормально прошло. Хорошо: в деревне у нас оптоволокно проложили, интернет отличный», – говорит фермер.

семейная.jpg
С женой Любовью и дочерью Натальей

«Мы с Леонидом Константиновичем давно знакомы, работали вместе, ещё когда колхоз был, – продолжает глава Бартатского сельсовета Анатолий Шейко. – Сейчас он предприниматель, самый серьёзный на нашей территории. Не смогу даже припомнить все соцпроекты, в которых он принимал участие. Но практически ни один проект по программе поддержки местных инициатив не обошёлся без него. Во всех трёх сёлах сельсовета это и ремонт клубов и водопроводов, водонапорная башня, отопление и спортзал в школе Тигино и многое другое. За два последних года заасфальтировал дороги в своём селе. Вложил в это 23 млн рублей.

Уникальный он – и как руководитель, и как человек. У него все возможности переехать в город, жить безбедно, но он не хочет. Остаётся верным своему селу, людям. Говорю: «Наверное, устаёшь, сутками на работе». «Нет, – отвечает, – потому что работа любимая». Я для себя уже однозначно определил: на сегодня Леонид Краскович вошёл в историю села и района. И мы гордимся тем, что такой человек живёт и работает рядом с нами».

Схема защиты картофеля в КФХ Краскович Л. К.

Система защиты строится исходя из основных угроз. Это семенные инфекции (фитофтороз, ризоктониоз, виды парши, мокрая и сухая гнили), листовые заболевания: фитофтороз и альтернариоз, а также высокая засорённость сорняками. Поэтому защита картофеля начинается с протравливания семян. В 2022 году для этих целей использовали протравитель КАГАТНИК, ВРК (300 г/л бензойной кислоты / триэтаноламинная соль/) – 0,8 л/т. Норма расхода была выбрана с учётом невысокого инфекционного фона. Вносился протравитель в лунку при посадке картофеля: такую операцию позволяет картофелесажалка Белорусского экспериментального завода. Против двудольных и злаковых сорняков по вегетации проводилась обработка системными гербицидами ЗОНТРАН, ККР (250 г/л метрибузина), 1,3 л/га, и КАССИУС, ВРП (250 г/кг римсульфурона), 0,05 кг/га. Они сформировали почвенный «экран», который позволил сдержать рост сорняков и снизить их количество до 15 шт./м² в конце вегетации. Для борьбы с фитофторозом рекомендовалась трёхкратная обработка фунгицидом МЕТАМИЛ МЦ, ВДГ (640 г/кг манкоцеба + 80 г/кг металаксила) – 2,5 л/га. Однако августовские дожди не позволили применить препарат в третий раз; появившийся на культуре альтернариоз получил интенсивное развитие. По словам агронома-консультанта представительства Ирины Кузнецовой, в следующем году хозяйству рекомендовано в условиях частых осадков использовать контактный фунгицид ШИРМА, КС (500 г/л флуазинама).

«В этом году второй раз применяю микроудобрение УЛЬТРАМАГ КОМБИ для картофеля (1 л/га), – добавляет Леонид Константинович. – Вижу результат: больше завязей и крупнее клубни. Участок, где вносили микроудобрение, более зелёный и здоровый, болезней меньше».


Картофельные перспективы

К 2025 году Россия полностью обеспечит себя семенами картофеля, сообщало в начале текущего года издание «Коммерсантъ». К 2022 году в Госреестре значилось 30 отечественных сортов картофеля. В 2021 году было произведено около 20 тыс. тонн элитных семян – почти 50% потребности российского рынка.

С начала реализации подпрограммы «Развитие селекции и семеноводства картофеля в Российской Федерации» ФНТП развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы зарегистрировано 29 новых отечественных сортов. В их числе – Василёк, Северное Сияние, Варяг, Надежда (оригинатор – ФГБНУ «Федеральный исследовательский центр картофеля им. А. Г. Лорха», Московская область), Люкс (оригинатор – ФГБНУ «Уральский федеральный аграрный научно-исследовательский центр Уральского отделения РАН», Свердловская область), Казачок, Смак (оригинатор – ФГБНУ «ФНЦ агробиотехнологий Дальнего Востока им. А. К. Чайки», Приморский край).

Для ускорения селекционного процесса создано 14 новых лабораторий в области селекции, семеноводства и молекулярно-генетических исследований, а также шесть селекционно-семеноводческих центров в области картофелеводства, отметили в Минобрнауки.

Один из них организован на базе Уральского федерального аграрного научно-исследовательского центра. Он позволяет проводить селекцию картофеля на базе технологии MAS – маркёр-ориентированной селекции. С 600 кв. м под действием особой фитотронной установки здесь получают около 150 тыс. мини-клубней семенного картофеля в год.

Показать ещё