рус
en
рус
en
+7 (495) 745-05-51

Взгляд в новый сезон: прогнозы, тренды, перспективы

Какие они – новые вызовы, в условиях которых приходится работать современным сельхозтоваро-производителям? Данной теме была посвящена онлайн-конференция: её организатором выступило деловое издание «Агроинвестор», а одним из партнёров стала компания «Щёлково Агрохим».

В 2020 году человечество столкнулось с новой угрозой и вызовами, связанными с пандемией COVID-19. При этом считается, что агропромышленный комплекс менее других отраслей экономики пострадал от вспышки коронавируса. Но так ли это? Науке известен термин «эффект бабочки»: согласно ему, даже незначительное влияние на систему может иметь большие и непредсказуемые последствия где-нибудь в другом месте и в другое время. Соответственно, отголоски пандемии будут ещё очень долго влиять на экономику в целом и сельское хозяйство в частности. Так какие они – новые вызовы, в условиях которых приходится работать современным сельхозтоваро-производителям? Данной теме была посвящена онлайн-конференция: её организатором выступило деловое издание «Агроинвестор», а одним из партнёров стала компания «Щёлково Агрохим».

Возможные последствия

Рано подводить итоги пандемии COVID-19, но уже сейчас аналитики озвучивают предполагаемые последствия. По словам Артавазда Акопяна, старшего экономиста по сельскому хозяйству Всемирного банка, важное место в списке занимает сокращение экономической активности, которое неизбежно приведёт к ослаблению мирового спроса на продовольствие. Характерно, что аграрии не смогут резко отреагировать на снижение спроса. И в краткосрочной, и в среднесрочной перспективе это выразится в избытке предложения сельскохозяйственных сырьевых товаров. Как результат – их запасы возрастут, что негативно скажется на ценах.

Следующий тренд – изменение потребительского спроса. Он смещается в сторону более питательных пищевых продуктов (фрукты, овощи, мясо, молочная продукция). Также на изменение спроса будут влиять онлайн-продажи, они в нынешнем году развиваются очень быстро из-за введённого в стране режима самоизоляции.

Не связанными с пандемией, но оказывающими сильное влияние на аграрный сектор являются природно-биологические явления. Не секрет, что климатические экстримы могут серьёзно повредить сельскому хозяйству. Яркий тому пример – аномальные погодные явления, сложившиеся в январе-августе 2019 года, которые привели к потерям более чем 11 млрд рублей.

Кроме прямого, нельзя забывать и о косвенном влиянии отдельных природных факторов. Рассмотрим на примере нашествия саранчи, произошедшего в нынешнем году в Африке и Южной Азии. Казалось бы, для России эта проблема неактуальна, ведь в нашей стране вредоносное влияние саранчи локализовано. Но в странах-партнёрах урожай может быть снижен. И данный факт только увеличит давление на экспорт российского зерна.

2020-10-11_15-27-03.png

Несмотря на то, что АПК считается сектором, который в разгар пандемии понёс наименьшие потери, в нём есть подотрасли, пострадавшие довольно серьёзно. К ним относится тепличное овощеводство. Гендиректор компании «Технологии роста» Тамара Решетникова отметила: введённый карантин притормозил планы по запуску новых теплиц. Кроме того, банки проявили большую осторожность в выдаче кредитов, а ведь тепличное овощеводство требует очень больших финансовых вложений. Ожидается, что совокупность многочисленных факторов, связанных с пандемией, приведёт к торможению, снижению темпов роста площадей под теплицами. Даже больше – ряд проектов, находящихся на стадии земляных работ, так и останется нереализованным.

Среди прочих особенностей последних лет – сильный «перекос» в сторону производства томатов. Об этом говорят цифры: ещё пять лет назад доля томатов в производстве тепличной продукции составляла 25%, а к концу нынешнего года показатель должен достичь отметки в 40%. Дело в том, что производство тепличных огурцов показывает низкую рентабельность. Этот факт перевешивает другие аргументы в пользу выращивания огурцов, в том числе их высокую урожайность.

Цены затормозились

Пандемия – пандемией, а аграриев волнуют ценовые ориентиры на новый сезон. Директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов делится не только ими, но и прогнозами на урожай. По его словам, урожай пшеницы в нынешнем году составит около 80 млн т. Возможно, дальнейшие прогнозы будут скорректированы в большую или меньшую сторону. Но ниже 75 млн т валовой сбор не опустится точно.

При этом самую высокую урожайность демонстрируют Поволжье и центральная часть России. А в южных регионах средний сбор зерна с гектара оказался ниже, чем в прошлом году. Кроме того, опасение вызывают Урал и Сибирь: довольно длительный засушливый период негативно сказался на формировании урожая.

Актуальная для всех тема – экспортные цены на пшеницу. В самом начале сезона они были немного ниже $ 200/т, но затем уверенно поползли вверх. В июле-августе они укреплялись, и одним из факторов, «сдерживающих» экспортные цены на довольно высоком уровне, стало сильнейшее падение производства пшеницы во Франции и Румынии. Но постепенно ситуация стала разворачиваться в обратную сторону: число предложений на рынке увеличилось, и цены на российскую пшеницу пошли на спад.

Что касается внутренних цен на зерно, то они снижались во всех регионах страны и на протяжении нескольких месяцев. Ситуация вполне прогнозируемая и связанная с ожиданиями урожая. Так что к началу августа цены в центре и Поволжье опустились до экспортного паритета – это отличие от прошлого сезона, значительную часть которого внутренние цены были выше экспортного паритета. Ожидается, что в новом сезоне они будут держаться на уровне $ 200/т. По словам Андрея Сизова, потенциала для их существенного роста в ближайшее время пока нет.

Многих земледельцев интересует вопрос: произойдёт ли в новом сезоне увеличение площадей, отведённых под пшеницу? По словам Андрея Сизова, рассчитывать на серьёзный рост не приходится. Если он и будет, то преимущественно за счёт регионов Поволжья, где существуют весьма существенные резервы для наращивания площадей. У аграриев юга и центральной части России таких возможностей меньше. А для Урала и Сибири актуальна долгосрочная тенденция к сокращению площадей под пшеницей.

Если говорить о подсолнечнике, Андрей Сизов отметил: мировые цены на него стремительно растут с весны. Однако аналитики не видят факторов, которые могли бы поддержать данную тенденцию в ближайшем будущем. Более того, в 2020 году ожидается рост производства сои. И в России, и в Украине ожидаются урожаи, близкие к рекордам минувшего года. В совокупности – более 30 млн тонн! Очевидно, в новом сезоне это станет драйвером снижения экспортных цен на черноморское масло до $ 700/т, а также внутренних цен на подсолнечник до $ 300/т.

Отдельная тема – кукуруза. В этом году, учитывая прогнозируемый высокий урожай и незначительный экспорт культуры, на территории России её окажется много. Так что рассчитывать на рост цен в данном сегменте также не стоит.

Куда ведут квоты?

В 2020 году правительство России ввело ограничительную квоту на экспорт пшеницы, ржи, ячменя и кукурузы в размере 7 млн т. Решение вызвало у участников рынка весьма бурную реакцию, и на то есть свои основания. Сегодня вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут напоминает: ранее в разработке механизмов регулирования рынка зерна участвовали и его игроки.

2020-10-11_15-27-48.png

Таким образом, в работе учитывались общенациональные интересы и интересы бизнеса. Сейчас ситуация совершенно иная: по словам спикера, квоты на экспорт зерна – вовсе не мера регулирования рынка, а попытка управлять им. Но за этим придут долгосрочные серьёзные последствия. Так, введение квоты уже привело к резкому уменьшению количества экспортёров и ударило по самим аграриям.

Кроме того, механизм квотирования оказался непроработанным: 7 млн т зерна, разрешённых к экспорту за пределы ЕАЭС, делили очень долго. И вдруг за три дня были полностью исчерпаны остатки в 3 млн т зерна! А всё благодаря использованию неполных таможенных деклараций.

Квотирование экспорта подорвало доверие со стороны импортёров. Вполне логично, что они не желают сотрудничать со странами, условия работы которых непонятны и непрозрачны. По словам Александра Корбута, показательной в этом плане оказалась ситуация с Бангладеш. Страна заявила: если Россия введёт ограничения на вывоз, она откажется от зерна. Так и получилось: в результате Бангладеш закупила украинское зерно. Сегодня РЗС борется с введением квоты и призывает представителей российского рынка объединять свои усилия и возможности в этой работе.

Пандемия коронавируса продолжается, и отсутствие в стране жёсткого карантина и режима самоизоляции – ещё не повод ослаблять поводья. Впереди осень, когда COVID-19 может вновь усилить прессинг на общество и экономику. И задача аграриев – учиться жить в новой реальности, подстраиваясь под тенденции и тренды, которые приходят вместе с ней.

Записала Яна ВЛАСОВА
Betaren Agro № 9, 2020

07.09.2020