рус
en
рус
en
+7 (495) 745-05-51

«Чёрное» и «белое». Генетика, селекция, семеноводство

Чтобы оттолкнуться, нужно достигнуть дна. Это жёсткое, но справедливое выражение как нельзя лучше отражает ситуацию, которая сложилась в российской селекции и семеноводстве. Растянувшаяся более чем на четверть века чёрная полоса постепенно меняет свой цвет. И сегодня мы можем наблюдать восстановление этих направлений, стратегически важных для защиты национальных интересов.<br />
<br />

Чтобы оттолкнуться, нужно достигнуть дна. Это жёсткое, но справедливое выражение как нельзя лучше отражает ситуацию, которая сложилась в российской селекции и семеноводстве. Растянувшаяся более чем на четверть века чёрная полоса постепенно меняет свой цвет. И сегодня мы можем наблюдать восстановление этих направлений, стратегически важных для защиты национальных интересов.

Роковая монополия

Не секрет, что в тяжелейшие постперестроечные времена селекция и семеноводство сельскохозяйственных культур оказались на обочине государственных интересов. Научно-исследовательские институты теряли финансирование, становились жертвами рейдерских захватов, а на полях, где прежде велась важнейшая селекционная и семеноводческая работа, вместо сельскохозяйственных растений вырастали коттеджи.

Но свято место пусто не бывает! И транснациональные компании, перед которыми Россия наконец-то распахнула свои двери, по ряду сельхозкультур практически монополизировали семенной рынок.

На первый взгляд может показаться, что в существующей системе и изъянов-то нет. Российские аграрии ежегодно получают высокие урожаи, которых хватает не только для удовлетворения внутренних потребностей, но и на экспортные цели. Казалось бы, что ещё нужно?.. Но давайте разберёмся, насколько «российскими» по своему происхождению являются урожаи.

Почти 100% сахарной свёклы, которую выращивают на наших полях, – это гибриды иностранной селекции. Цифры по подсолнечнику и кукурузе тоже не радуют: 60 и 50% площадей соответственно занимают гибриды западных селекционных компаний. По сое ситуация выглядит более оптимистично: иностранные сорта занимают «всего» 35% площадей, отведённых под данную культуру.

Нормально ли это для страны с огромными научными, производственными, интеллектуальными ресурсами? Справедливо ли, что колоссальный поток денежных средств утекает за рубеж, в то время как мог стать мощным импульсом для развития отечественной селекции и семеноводства? Это вопросы, которые не требуют ответа: чёрное остается чёрным, как бы ни пытались убедить нас в обратном заинтересованные в этом стороны.

Ближе к рассвету

Как известно, самый тёмный час предшествует рассвету. В последние пять лет в отрасли начали происходить заметные сдвиги: в частности, была принята Федеральная научно-техническая программа развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы (далее – ФНТП). Она направлена на обеспечение стабильного роста производства сельхозпродукции, в том числе полученной за счёт применения семян новых отечественных сортов и гибридов. Ожидается, что внедрение отечественных технологий позволит снизить риски в сфере продовольственной безопасности к 2025 году. Это должно произойти за счёт снижения доли продукции, произведённой по зарубежным технологиям из импортных семян.

Каракотов фото2 004.jpg

– Селекционный процесс начинается с научно-исследовательской работы. Долгое время учреждения, проводившие её, были частью системы Академии наук – Россельхозакадемии. Но произошла реорганизация, и теперь учреждения входят в Министерство науки и образования. Благодаря этому мы смогли увидеть потенциал современной российской селекции, – рассказывает Салис Каракотов, генеральный директор «Щёлково Агрохим», д. х. н., академик РАН.

Действительно, в прошлом году Минобрнауки определило 18 регионов, где в ближайшее время будут созданы селекционно-семеноводческие и селекционно-племенные научные центры. Как сообщил тогда Вугар Багиров, директор Департамента координации деятельности организаций в сфере сельскохозяйственных наук, каждый из центров должен обладать достаточной научно-технологической и современной лабораторной материально-технической базой, земельными ресурсами и кадровым составом. Соответственно, в будущем они смогут претендовать на получение государственной поддержки для обновления и расширения научно-исследовательской инфраструктуры.

Подпрограмма свеклосахарной свободы

Но вернёмся к ФНТП, частью которой является подпрограмма «Развитие селекции и семеноводства сахарной свёклы в Российской Федерации». Сегодня её реализацией занимается компания «Щёлково Агрохим», объединившая свои ресурсы с агрохолдингом «Русагро», а также научными учреждениями Министерства образования и науки России. Так в 2019 году произошло историческое событие: открылся селекционно-генетический центр ООО «СоюзСемСвёкла». Как и следует из названия, его цель – создание высокопродуктивных гибридов сахарной свёклы, способных конкурировать (и даже выигрывающих эту конкуренцию!) с иностранными продуктами.

Самое главное, что такие гибриды уже существуют. Всего за пять лет работы, которая началась ещё до появления центра, было создано и передано на госрегистрацию 13 совершенно новых гибридов сахарной свёклы. Все они отличаются сроками созревания и предназначены для возделывания в разных природно-климатических зонах страны.

Планируется, что в 2021 году будет реализовано 60 тыс. посевных единиц гибридов сахарной свёклы от «СоюзСемСвёкла». Разумеется, это только начало, и к 2025 году данный показатель должен вырасти уже до 250 тысяч п. е. При этом приобретение российских семян будет на 70% субсидироваться из федерального бюджета, что крайне выгодно для сельхозтоваропроизводителей, напоминает Салис Каракотов.

Российская свеклосахарная отрасль очень быстро: буквально в течение пяти лет, в период с 2000 по 2005 год, – стала полностью зависимой от иностранной селекции. Но речь идёт о стратегически важной культуре, которую во времена СССР выращивали на 3,5 млн гектарах. И все 100% этих площадей были заняты сортами российской селекции. Когда в 2011 году компания «Щёлково Агрохим» запустила завод по производству дражированных семян сахарной свёклы «Бетагран Рамонь», в нашем распоряжении оказались семена селекции Всероссийского НИИ сахарной свёклы и сахара имени Мазлумова. Но от иностранных гибридов они отставали по урожайности на 50-70 центнеров с гектара. В результате мы поставили цель: создать отечественную суперсвёклу, которая могла бы конкурировать и даже превосходить современные иностранные гибриды, – рассказывает Салис Каракотов.

При этом у селекционеров центра «СоюзСемСвёкла» есть важный козырь: российские чернозёмы, которые исторически выработали устойчивость отечественных гибридных линий к корневым гнилям. В Европе почвы другие, не столь плодородные и богатые гумусом. Именно поэтому гибриды иностранной селекции сверхчувствительны к возбудителям таких заболеваний в условиях наших почв.

– В последние годы на российских полях складываются беспрецедентные ситуации: гнили поражают сахарную свёклу в первой декаде её вегетации, чего не было прежде. В нынешнем году на отдельных полях распространение гнилей достигало 40%. Посевы при этом болеют, корнеплоды отстают в развитии, теряют в урожайности и дигестии. Сложившаяся ситуация диктует необходимость создания российской суперсвёклы: урожайной, сахаристой, генетически выравненной, устойчивой к засухе и корневым гнилям, – констатирует Салис Каракотов.

Потеснить иностранцев, практически без боя захвативших российский рынок семян сахарной свёклы, – задача сложная. Но гендиректор «Щёлково Агрохим» повторяет: ситуация 2020 года показала, насколько остро стоит проблема с поражаемостью иностранных гибридов корневыми гнилями. «Если западные компании не найдут способа повысить устойчивость своей продукции, мы в скором времени вытесним их с российского рынка», – уверен наш собеседник.

Центральное Черноземье – новая житница?

Но сахарная свёкла – не единственная культура, к которой приковано внимание общественности. Компания «Щёлково Агрохим» реализует комплекс проектов, направленных на развитие селекции других культур. Интересы компании касаются и главной сельскохозяйственной кормилицы – озимой пшеницы. По словам Салиса Каракотова, долгое время российские селекционеры создавали интенсивные сорта озимой пшеницы, отзывчивые на минеральное питание. Но сегодня появился новый тренд на сорта с высокими качественными характеристиками. Их дыхание и фотосинтез протекают более интенсивно, а минеральные вещества, находящиеся в почве, усваиваются лучше.


_D4S2398.JPG

В настоящее время компания «Щёлково Агрохим» реализует на базе ОПХ «Орловское» селекционно-семеноводческий проект, ориентированный на создание и размножение сортов озимой пшеницы и сои. Ко второй культуре мы обратимся чуть позже, а пока остановимся на пшенице. Два новых сорта – Изумруд Дубовицкого и ДФ 2020 – уже переданы на Госсортоиспытание РФ. Кроме того, дополнительно готовятся документы ещё на несколько сортов, патентообладателем и оригинатором которых является «Щёлково Агрохим». Их названия пока держатся в секрете, но Салис Каракотов рассказал нам о концепции этой работы. Она подразумевает создание сортов, которые будут проходить селекцию в самых жёстких погодно-климатических условиях. Для этих целей отлично подходят такие регионы, как Поволжье или Урал, где средняя урожайность культуры составляет 15-20 ц/га.

А размножать полученный материал будут, напротив, в мягких условиях, где его потенциал раскроется по максимуму. В таком случае вторичное семеноводство станет суперрентабельным, уверен гендиректор «Щёлково Агрохим».

– Сорта озимой пшеницы, которые были селекционированы в суровых условиях Кургана и дали там 20 центнеров с гектара, прошли адаптацию в Орловской области. Их урожайность в более мягких условиях составила 80 центнеров с гектара, – Салис Каракотов подтверждает свои слова реальными цифрами.

Параллельно ставится ещё одна стратегически важная задача: вывести Центрально-Чернозёмную зону на один уровень с Краснодарским краем, то есть сделать из неё ещё одну житницу страны. Но для этого нужны ультрараннеспелые и высокоурожайные сорта пшеницы, которые созревали бы на 2-3 недели раньше обычных местных сортов. Это позволило бы проводить уборку раньше и избежать простоев и потерь, связанных с дождливой осенней погодой.

Суперсоя как суперцель

Ещё один проект, который реализует «Щёлково Агрохим», связан с соей. Сегодня компания берёт в ФНЦ зернобобовых и крупяных культур материнские компоненты сои, размножает и реализует полученный посевной материал. Но это лишь начало: в дальнейшем планируется открытие селекционного центра, чтобы создавать собственные сорта перспективнейшей культуры.

_D4S1600.JPG

– Мы считаем, что современные российские сорта сои слабо конкурируют с канадской и европейской селекциями. В первую очередь по части урожайности и содержанию белка, – констатирует Салис Каракотов. – Однако у нас есть сильные стороны: сорта ранних и ультраранних сроков созревания, которые предназначены для выращивания в Центральной России и на Дальнем Востоке. Отмечу, что для этих регионов требуется соя со сроком вегетации 90-100 дней. В свою очередь, зарубежные селекционные компании выводят на наш рынок слабо подходящие для регионов сорта со сроком вегетации 120-130 дней.

Таким образом, уже сейчас «Щёлково Агрохим» ставит весьма амбициозные цели по созданию сортов сои с высокими потенциалом урожайности и содержанием белка, но адаптированные к особенностям российского сельхозпроизводства. По словам гендиректора компании, это станет настоящим прорывом: земледельцы смогут «уйти» от яровой пшеницы, которая значительно уступает по урожайности и доходности озимым сортам данной культуры.

– Соя может частично заменить яровую пшеницу в структуре севооборота, и это повысит маржинальность отрасли. Сравним цифры: итак, яровая пшеница даёт аграриям 45-50 тысяч рублей с гектара, в то время как у сои показатель намного выше – в среднем 75 тысяч рублей. При этом у сои нет ограничений по севообороту, как у подсолнечника, – отмечает наш собеседник. После чего резюмирует: – Уровень селекции сои необходимо поднимать и в государственных научных учреждениях, и в частном секторе!

Каким ещё культурам нужны подпрограммы?

Подсолнечник – ещё одна культура, селекция которой находится в зоне национальных приоритетов. По словам Салиса Каракотова, о том, что иностранные селекционные компании и в этой области оказались далеко впереди нас, стало понятно еще 12 лет назад. Именно тогда на российском рынке появились первые гибриды подсолнечника, устойчивые к действующим веществам из группы имидазолинонов. А еще через несколько лет в нашу страну пришли гибриды, устойчивые к сульфомочевинам.

К сожалению, российские селекционеры начали осваивать эти архиважные направления совсем недавно. Благо, развитие современной науки позволяет форсировать события без ущерба результату:

– Селекционный процесс значительно ускорился: работа, которая раньше растягивалась на 10 лет, сейчас требует 3-5 лет. Этому способствует селекция через гаплоидные и диплоидные формы, а также методы микроклонирования, то есть ускоренного размножения чистых линий сельхозкультур, – поясняет Салис Каракотов.

Кстати, аналогичная работа должна вестись и по кукурузе. В настоящее время компания «Щёлково Агрохим» не занимается селекцией этой культуры, но активно реализует семена гибридов, созданных кубанскими учёными (бренд «Ладожские», производитель – НПО «Семеноводство Кубани»). По сути, это современная селекция, адаптированная к российским условиям: климатическим, почвенным, экономическим.

– Доктрина продовольственной безопасности гласит: агропромышленный комплекс страны должен быть на 75% обеспечен семенами российского производства, – напоминает наш собеседник. – Сегодня существует федеральная программа с подпрограммой по развитию селекции и семеноводства сахарной свёклы, в которой мы участвуем. Кроме того, в скором будущем появятся аналогичные подпрограммы по сое и подсолнечнику. Но необходимо финансирование: в таком случае заметные результаты появятся через 5-6 лет активной работы, – заявляет Салис Каракотов.

Редактирование генома

Помимо этого, по словам Салиса Каракотова, в селекционный процесс должна быть вовлечена и высокая наука. Ранее премьер-министр Дмитрий Медведев уже утвердил программу развития генетических технологий в 2019-2027 годах. «Существующие сорта и гибриды сельскохозяйственных растений и породы животных получены в результате длительного отбора, направленного на формирование требуемых признаков. Генетические технологии, предполагающие направленное изменение собственных генов растения или животного без внесения чужеродного генетического материала, дают такой же конечный результат, поскольку изменения вносятся в один или несколько нужных генов», поясняется в программе.

shutterstock_1457597591.jpg

– В отношении редактирования генома мы сильно отстаём от других стран, – признаётся Салис Каракотов. – Сахарная свёкла, кукуруза, масличные и бобовые культуры – нужно находить и править участки генов, чтобы создавать генетически выравненный материал.

Роялти: признак цивилизованных отношений

Непосредственно от селекции перейдём к семеноводству, в котором существуют свои проблемы. Салис Каракотов напоминает, что в советские времена система выглядела следующим образом: НИИ Россельхозакадемии производили родительские формы, элитхозы – семена элитных категорий (суперэлиту и элиту), а сеть семеноводческих хозяйств выпускала товарную категорию семян. При этом существовала плановая система обеспечения семенным фондом. А что сегодня?..

– Массовое семеноводство практически перестало существовать как вид деятельности: оно стало звеном, выпавшим из цепи. Исключением являются краснодарский ФНЦ зерна, ФГБНУ «ФНЦ зернобобовых и крупяных культур», а также ряд региональных НИИ, – перечисляет Салис Каракотов.

Всё чаще семеноводческие функции берут на себя коммерческие компании, которые согласовывают свою работу с оригинаторами сортов. Но Салис Каракотов напоминает: для дальнейшего развития селекции оригинаторы должны получать роялти. Однако в нашей стране эта практика, распространённая в других цивилизованных государствах, не получила должного развития.

– В России отсутствует культура взаимообмена между научными компаниями и коммерческими организациями. А ведь она должна существовать на уровне национальной психологии, – продолжает Салис Каракотов.

С одной стороны, наш собеседник положительно оценил практику предоставления государственных субсидий хозяйствам, приобретающим элитные семена зерновых колосовых культур. Напомним, сегодня она составляет 6 тысяч рублей на гектар. Как результат, кубанские аграрии уже не сеют семена 2 и 3-й репродукций. Но этот механизм однобок: выгоду от него имеют только сельхозтоваропроизводители. А как же те, кто дал жизнь сортам – учёные? Селекционеры не получают ровным счётом ничего!

Компания «Щёлково Агрохим» ломает сложившуюся систему и вводит систему роялти в отношения с партнёрскими научными организациями. Яркий тому пример – сотрудничество с московским НИИ сельского хозяйства «Немчиновка» и ФНЦ зернобобовых и крупяных культур, где компания берёт семена для размножения элитной репродукции. В частности, совсем недавно компания перечислила роялти в размере 7 млн рублей в адрес ФНЦ зернобобовых и крупяных культур.

В качестве примера, как может выглядеть система на зерновых и бобовых культурах, Салис Каракотов предлагает следующую схему. Итак, ежегодно российские аграрии производят в среднем 120 млн тонн этой сельхозпродукции. При средней цене в 200 $ за тонну денежный эквивалент «вала» составляет 24 млрд $.

– Если из данной суммы выделить на роялти хотя бы 0,5 миллиарда рублей, это стало бы мощным толчком для развития российской селекционной науки, – уверен Салис Каракотов.

Кроме того, наш собеседник предлагает вводить квоты на допуск иностранного селекционного материала в российский регистрационный процесс. В первую очередь это касается сахарной свёклы, подсолнечника и кукурузы. Напомним, именно в этих направлениях зависимость отечественного АПК от импортной селекции остаётся максимально высокой. Что касается озимой пшеницы, Салис Каракотов предлагает вводить более жёсткие меры, в том числе полностью запретить регистрацию иностранных сортов и гибридов в нашей стране.

Будущее – за «портфелями»

Как известно, прогнозы – занятие неблагодарное. Несмотря на это, Салис Каракотов рассказал нам о том, каким видит будущее сельского хозяйства:

– Высокие урожаи тесно связаны с интенсификацией производства. И важнейшим элементом технологии является качественная защита растений. Из всех участников российского агрорынка наша компания – единственная, кто предлагает земледельцам комплексный портфель. Он состоит из семян полевых культур, средств защиты растений и агрохимикатов. Но со временем другие отечественные производители непременно пойдут по нашему пути. Это приведёт к сильнейшей конкуренции, благодаря которой мы сможем вытеснить иностранные компании с внутреннего рынка, – уверен Салис Каракотов.

…Уходящий 2020 год оказался рекордно богатым на климатические, экономические, политические и даже (чего не было в новейшей истории прежде) пандемические «экшены». Но случившиеся кризисы должны стать не преградами, а новыми отправными точками в развитии агропромышленного комплекса нашей страны. И в той глобальной работе, которую ещё предстоит проделать, очень важно научиться отделять зёрна – от плевел, собственные интересы – от чужих, а белое – от чёрного.

Взгляд изнутри

Своим мнением о ситуации, сложившейся в российской селекции, а также путях её развития с нами поделились представители российской науки.

Вячеслав Лукомец, врио директора ФГБНУ «ФНЦ «Всероссийский НИИ масличных культур им. В. С. Пустовойта», академик РАН, д. с.-х. н., заслуженный работник сельского хозяйства Кубани, заслуженный работник сельскохозяйственного производства Республики Адыгея:

– В последние годы со стороны аграриев и переработчиков слышны упрёки в сторону российских селекционных учреждений. В первую очередь они затрагивают темпы развития отечественной отрасли селекции и семеноводства. В пример нам ставятся результаты работы крупных транснациональных компаний, осваивающих многомиллиардные долларовые бюджеты на научно-исследовательские и маркетинговые цели. При этом мало кто вспоминает перемены, которые произошли в стране за период перестройки и становления рыночных отношений, трансформации экономики и стабилизации агропромышленного производства. Всё это заняло в общей сложности почти три десятка лет! И сегодня в сельско­хозяйственном секторе происходят масштабные изменения. Увеличиваются посевные площади под культурами, растёт урожайность. В частности, прирост площадей под масличными культурами за период с 1990 по 2019 год в России составил более 10 млн гектаров.

Однако с кратным увеличением посевов не произошло ни роста количества государственных селекционных центров, ни улучшения материально-технической базы для возросших потребностей первичного семеноводства. Тем не менее – в Государственном реестре селекционных достижений, допущенных к использованию, по состоянию на 2020 год имеется 725 сортов и гибридов подсолнечника. Из них 305 сортов и гибридов созданы российскими селекционерами для возделывания во всех регионах производства культуры.

Мы согласны, что по отдельным селекционным направлениям подсолнечника наметилось отставание. В первую очередь речь идёт о производственных технологиях Clearfield Plus и SUMO. Но в целом конкурентные преимущества иностранных аналогов над отечественными не так очевидны, как их преподносят. Поэтому в настоящее время при правильной организации селекционно-семеноводческой работы можно за несколько лет решить вопрос импортозамещения по масличным культурам.

Что касается селекции сои и масличного льна, то разрыв между уровнями отечественной и иностранной селекций данных культур отсутствует. Более того, по ряду позиций отечественная селекция превышает зарубежные аналоги.

В целом у российской селекции масличных культур есть серьёзные преимущества перед иностранной, в том числе наибольшая средовая адаптивность к региональным климатическим условиям России, включая неблагоприятные. В наибольшей степени она проявляется в экстремальных погодных условиях (засуха, низкая относительная влажность воздуха, высокие температуры и т. п.).

Ещё одно важное преимущество – более привлекательная цена отечественных семян. Она складывается из затрат на производство в рублях, а не в валюте. К тому же в стоимости импортных семян лежат не только прибыль заграничных фирм и зарплата менеджеров, но и всевозможные издержки (например, бонусы) и риски.

Главная проблема, препятствующая развитию отечественной селекции и семеноводства – искусственно сформированная извне ангажированность российского бизнеса и общества. Иностранные селекционно-семенные компании убеждают нас в «беспомощности и отсталости» отечественной селекции и семеноводства. Излишнее доверие, оказанное рекламе продукции зарубежных разработчиков технологий и производителей семян, приводит к неоправданному перенаправлению внутрироссийских финансовых потоков на финансирование зарубежной селекции и семеноводства. Происходит это в ущерб развитию отечественной селекционно-семеноводческой отрасли.

Сегодня селекционеры ВНИИМК и других российских учреждений создали сорта и гибриды масличных культур для всех регионов возделывания и направлений использования, но продвижение продукции на рынке тормозится необходимостью больших вложений в маркетинговые стратегии. Финансовых средств на это у государственных научных учреждений недостаточно. Кроме того, у иностранных компаний есть возможность предлагать пакетные решения: семена, средства защиты и технологии.

Для повышения конкурентоспособности семян отечественных гибридов и сортов масличных культур необходимы комплексный подход и государственная поддержка. В частности, требуется модернизация и совершенствование материально-технической базы селекционных НИИ. В рамках этой работы необходимо оснастить их современным оборудованием, в том числе для маркерной селекции, аналитическими приборами, селекционной техникой, тепличными комплексами для фитопатологической оценки и размножения селекционного материала, а также фитотронами для оценки зимостойкости селекционных образцов. Очень важно обеспечить научные отделы НИИ, разрабатывающие сортовые технологии, необходимым набором сельхозмашин и сельхозорудий.

Также селекционным НИИ требуется высокопрофессиональный, стабильный, оптимально сбалансированный кадровый состав. Добиться этого можно посредством подготовки кадров в научных аспирантурах. А для эффективного использования новейшего оборудования и приборов, новых методов исследований необходимо развивать систему переподготовки и повышения квалификации кадров.

Стимулом к внедрению в производство отечественных научных разработок должно стать государственное регулирование на законодательном уровне. В частности, необходимо отказаться от выделения субсидий из бюджетов всех уровней товаропроизводителям, отдающим предпочтение (более 20%) семенам сельскохозяйственных культур иностранной селекции.

А селекционные достижения, зарегистрированные не только за иностранными, но и российскими компаниями, учредителями которых являются иностранные фирмы, необходимо считать сортами и гибридами иностранной селекции.

Владимир Сидоренко, заместитель директора ФГБНУ «ФНЦ зернобобовых и крупяных культур», руководитель селекционного центра, к. с.-х. н.:

– Для организации современной системы селекции и семеноводства в России необходимо разработать ряд механизмов, в том числе касающихся постановки на учёт объектов интеллектуальной собственности («стоимость сорта»), защиты прав патентообладателей сортов, а также процедуры сбора роялти и единой системы отчисления лицензионных платежей. Например, определённое количество рублей с гектара в зависимости от культуры и репродукции семян.

Вместо двух государственных реестров (Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию, и Государственный реестр охраняемых селекционных достижений) необходимо создать единый госреестр, в который будут включены только сорта, допущенные к использованию и охраняемые патентами. Это позволит избавиться от сортов, уже несуществующих и невостребованных в производстве.

Также следует разработать и выполнить Программу модернизации материально-технической базы селекционных центров Минобрнауки России на период до 2035 года. Она должна предусматривать целевое государственное финансирование на выпуск и приобретение приборов, научного оборудования и малогабаритной сельскохозяйственной техники отечественного производства. Всё это нужно для создания новых прорывных технологий селекционного процесса и значительного повышения уровня селекции и семеноводства.

Для решения продовольственной безопасности страны и обеспечения населения качественными отечественными продуктами питания селекционные центры должны уделить особое внимание генетическим исследованиям по созданию конкурентоспособных сортов сельскохозяйственных культур. Они должны сочетать стабильно высокую продуктивность и качество продукции с толерантностью и устойчивостью к наиболее опасным патогенам.

Кроме того, мы предлагаем включить фундаментальные исследования по созданию сортов и гибридов с повышенной устойчивостью к стрессовым факторам в число приоритетных задач НИУ Минобрнауки России, а также разработать комплексные программы по реализации научных достижений управления вегетацией и продуктивностью растений. Цель этих программ – повысить устойчивость сельхозкультур в условиях аномальных природных явлений.


Беспалова.JPG

Людмила Беспалова, заведующая отделом селекции и семеноводства пшеницы и тритикале ФГБНУ «Национальный центр зерна им. П. Лукьяненко», профессор, академик РАН, Герой труда Кубани:

– Современная российская селекция зерновых культур преследует несколько целей: мы работаем над созданием не только высокопродуктивных сортов, но и сортов премиум-класса по качеству. К последним относится сорт Утриш, который характеризуется отличными технологическими и хлебопекарными свойствами зерна. А в 2020 году был районирован сорт Илиада, отличающийся высоким качеством, урожайностью и стрессоустойчивостью.

Сегодня в центре имени Лукьяненко создают сорта, которые по многим параметрам превосходят пшеницу иностранной селекции. В том числе наши сорта характеризуются высокой засухо- и морозоустойчивостью. Важную роль в этом играет современный фитотронно-тепличный комплекс, который имеется в распоряжении центра. С его помощью существенно увеличиваются объёмы прорабатываемого материала, проводится искусственное промораживание образцов, ускоряется весь селекционный процесс. Кроме того, мы формируем искусственный фон по болезням, чтобы создавать устойчивые к ним сорта.

О том, что мы движемся в верном направлении, говорят результаты, пожалуй, самого сложного по погодным условиям сезона-2019/20. Возвратные морозы, случившиеся, когда пшеница перешла в генеративную фазу развития, и последовавшая за ними воздушная и почвенная засуха представляли большую угрозу для посевов. Но даже в таких условиях отечественные сорта выстояли и сформировали достойный урожай.

Так что отечественная селекция зерновых культур абсолютно конкурентоспособна, её важный плюс – адаптированность именно к российским условиям агропроизводства. В сравнении с ними нерайонированные, неморозостойкие импортные сорта, которые сегодня пытаются навязать нашим аграриям, существенно проигрывают.

Радует, что сегодня на страже российской селекции и семеноводства стоят такие патриоты, как Салис Добаевич Каракотов. Но в противовес им есть лица и организации, которые считают, что «нет пророка в своём Отечестве», и продвигают интересы зарубежных компаний. Данный факт не может нас не тревожить. Считаю, что правильным решением может стать полный запрет на реализацию в России иностранных семян пшеницы: в этом сегменте российская селекция полностью закрывает потребности рынка.

 

Яна Власова



07.12.2020
30.11.2022
Сквозь огонь и воду с любовью к родной земле

Сельское хозяйство, хотя сегодня и считается доходным видом бизнеса, всё-таки во многом остаётся призванием, работой по душе. Особенно если речь идёт о небольших предприятиях, где руководитель не просто зарабатывает деньги, но и даёт возможность селянам достойно жить на родной земле.

Если и искать в России патриотов, то в небольших населённых пунктах, о которых многие даже и не слышали. В одном из таких – в деревне Тигино Красноярского края – живёт и работает фермер-картофелевод Леонид Краскович, предприятие которого известно не только в Большемуртинском районе, но и во всём Красноярском крае. В беседе с корреспондентом Betaren Agro Леонид Константинович рассказал, что держит его в родном селе, почему люди – его основной капитал, а также о партнёрстве с компанией «Щёлково Агрохим». 

201.jpg
Леонид Краскович – фермер «первой волны», который создал, развил и укрепил КФХ


Молодые и сильные против девяностых

Леонида Константиновича в деревне Тигино знает каждый. И не только потому, что среди трёхсот с небольшим жителей сложно затеряться, а потому, что фигура он значимая: его КФХ даёт работу не менее 30 селянам. Умножьте эту цифру минимум на три (по числу членов одной семьи), и получится, что почти треть жителей Тигино работает у фермера. Краскович – уроженец Тигино, окончил школу-десятилетку в селе Бартат (Тигино, Бартат и Верх-Подъёмная образуют сегодня Бартатский сельсовет. – Прим. авт.). После школы отслужил в армии и устроился механизатором в колхоз «Дружба». «Три села «подружились» в этом колхозе, видимо, оттуда и название», – шутит фермер. К тому времени, как в начале девяностых колхоз начал хиреть, Леонид Краскович дослужился до бригадира, наработал опыт «общения» с техникой, усвоил технологии возделывания различных культур, в том числе картофеля, на котором специализировалась «Дружба».

«В начале девяностых пошла мода на фермерские хозяйства, – рассказывает собеседник. – В колхозе дела шли всё хуже и хуже. И вот собрались мы, четверо мужиков, и решили отделиться: молодые, сильные – почему не попробовать? Земли взяли около 30 га, сразу занялись картофелем. Техника кое-какая досталась, что-то купили. Был трактор МТЗ, ЛТЗ-55, комбайн для уборки картофеля КПК-2. А мы были универсалы: и сварщики, и трактористы, и водители, и комбайнёры – всё умели!»

Колхозный опыт и мужицкая смекалка помогли товарищам освоить частный бизнес на земле. Урожаи «второго хлеба» даже в самом начале деятельности фермерского товарищества были хорошие. Основная проблема состояла в реализации. Леонид Краскович вспоминает, что в начале-середине девяностых, в период «дикого рынка», схемы расчётов были самыми невероятными, вплоть до обмена картофеля на водку по знаменитой бартерной схеме. Как бы то ни было, из десяти «живых» рублей с продажи хозяйству оставался один.

image-2022-10-11 12_13_22.jpg
Картофель был востребован всегда, однако в девяностые за него рассчитывались по бартеру

«Ситуация начала меняться к лучшему в начале 2000-х гг., когда государство начало обращать внимание на крестьян, – говорит фермер. – Тогда стали давать субсидии на технику, в том числе импортную, проводить тендеры по госзакупкам. Поначалу мы много выигрывали, снабжали нашим картофелем госучреждения Красноярска, Лесосибирска, Енисейска. Потом в процедуру тендеров начали внедряться перекупщики, сбивали цену, выигрывали аукцион и затем у нас же закупали по бросовой цене. Нам это стало невыгодно. Мы нашли оптовых покупателей и отказались от тендеров. Теперь наша картошка поставляется и в Якутию, и на Дальний Восток и у нас, в Красноярском крае, конечно, остаётся…»

Точный расчёт против капризов погоды


Овощи в целом и картофель в частности в Красноярском крае выращивают в основном в пригороде Красноярска, а также на юге края. В 2021 году в крае было посажено около 5,6 тыс. га «второго хлеба», собрано приблизительно 100 тыс. тонн клубней. Средняя урожайность при таких цифрах составила около 18 т/га или 180 ц/га. Тигино, которое находится примерно в ста километрах от краевой столицы, – самая северная точка, где возделывают картофель в промышленных масштабах. В прошлом году КФХ Леонида Красковича заняло шестое место в крае по объёмам произведённого картофеля – 3,3 тыс. т. В этом году с площади 130 га здесь получили примерно 4,5 тыс. т клубней. Средняя урожайность составила около 350 ц/га.

«С девяностых мы выросли по средней урожайности практически в два раза, – комментирует Леонид Краскович. – Два года назад вообще собрали под 500 ц/га. В первую очередь стали вплотную заниматься сортами. В основном закупаем немецкие, голландские: Гала, Вега, Балтик Роуз, Фиделия. Проблема с обеспечением отечественными семенами стоит остро, есть местные сорта, которые нам рекомендуют. Но рынок требует жёлтую ровную картошку, а отечественные селекционеры предлагают белую, крупную и с глубокими глазками. К тому же западные сорта более урожайные, вкусные, отзывчивые на минеральное питание. Хотя мы не отказываемся от работы с отечественным семенным материалом. Просто просим: дайте нам подходящие сорта».

По данным Минсельхоза РФ за 2021 год, доля отечественных семян картофеля в РФ приближалась к 9%. Картофель – одна из стратегических для страны культур, наряду с сахарной свёклой, где доля ввозимого посевного материала очень высока. Селекцией сахарной свёклы занимается «Щёлково Агрохим» совместно с ГК «Русагро» (проект «СоюзСемСвёкла») и к 2025 году обещает закрыть до четверти потребности российских аграриев в отечественных семенах. Проектов, связанных с селекцией картофеля, у «Щёлково Агрохим» нет (кто занимается этим – читайте в колонке «Картофельные перспективы»), однако производитель обеспечивает полный комплекс защиты овощной культуры, предлагая 27 пестицидов и внедряя новинки. Так, в 2023 году «Щёлково Агрохим» планирует регистрацию трёх препаратов для защиты картофеля: протравителя ДЕПОЗИТ СУПРИМ, МЭ, системного инсектицида СПАРРИНГ, МД и фунгицида на основе меди ИНДИГО, КС

Эффективность Зонтрана.jpg
Эффект гербицида ЗОНТРАН, ККР – почвенный «экран» сдержал развитие сорняков до конца вегетации

Использование средств защиты – важное условие получения стабильного и качественного урожая картофеля, подчёркивают в Восточно-Сибирском представительстве «Щёлково Агрохим». Использование СЗР – один из трёх «китов» (наряду с агротехнологией и качественными семенами), которые гарантируют результат.

«Примерно с 2000-х гг. мы начали использовать современные средства защиты картофеля, – говорит Леонид Краскович. – С 2008 года работаем со «Щёлково Агрохим». К сожалению, имели не очень приятный опыт сотрудничества с предыдущим поставщиком, когда некачественный препарат повредил посадки. Поэтому пришлось сменить партнёра. В лице «Щёлково Агрохим» нашли надёжного союзника, выстроили хорошие отношения» 

Текущий год, по словам фермера, был не очень благоприятным для полеводства: слишком много дождей. Шли они преимущественно во второй половине вегетации, когда культура уже сформировала урожай; влага только способствовала развитию болезней. 

image-2022-10-24 14_08_56.jpg
Обработка фунгицидом и применение микроудобрения УЛЬТРАМАГ КОМБИ для картофеля – и поле выглядит отлично!

«За тридцать с лишним лет работы на земле убедился: что ни делай, а урожай зависит во многом от погоды: что с неба придёт, то и будет. Но в наших силах, конечно, корректировать ситуацию», – говорит фермер.

Осень в Красноярском крае тоже выдалась дождливой. Уборку смогли начать только 8 сентября. Сухих дней было меньше двух недель, однако в фермерском хозяйстве с уборкой картофеля уложились в 10 дней.

«Процесс у нас давно механизирован, техникой хозяйство оснащено. Часть – импортная, часть – отечественная. Например, картофелесажалки у нас белорусского производства, междурядную обработку делаем бельгийским культиватором, комбайн картофелеуборочный – тоже бельгийский», – уточняет Леонид Краскович.

«Большой проблемы с импортными запчастями не вижу, – отвечает собеседник на вопрос, как повлияли на работу КФХ санкционные ограничения. – Всё это сделано людьми. Нынче у нас сломался вал на комбайне, позвонили на завод в Коломне, за 12 часов они нам изготовили такой же вал, уборку продолжили. Так что всё можно найти и всё можно сделать. Единственное, с чем предвижу проблемы, это транспортёры».

Складское хозяйство у КФХ тоже современное: четыре вместительных склада оборудованы мойками, буртоукладчиками, системами вентиляции. Это позволяет придержать урожай до ноября, пока с рынка не уйдут «случайные» производители, которые ранней осенью роняют цены.

…а также пшеница и КРС

Помимо картофелеводства, КФХ Леонида Красковича также выращивает зерновые, в основном пшеницу и ячмень. Всего под ними занято 1350 га, с которых в этом году собрали около четырёх тысяч тонн зерна в бункерном весе.

«Получаем в основном фуражное зерно. Частые осадки не дают высокой клейковины. Урожайность в среднем неплохая: в этом году при уборке сыпало до 40 ц/га пшеницы. Немецкий сорт дал до 50 ц/га. Реализуем урожай преимущественно на свинокомплекс Сибирской аграрной группы, бывает, и на мелькомбинаты продаём», – уточняет собеседник.

На пшенице в текущем году использовали фунгицидный протравитель СКАРЛЕТ, МЭ, а также гербициды ПРИМАДОННА, СЭ (0,7 л/га) для борьбы с двудольными и ОВСЮГЕН ЭКСПРЕСС, КЭ (0,5 л/га) против однолетних злаковых сорняков.

«В фунгицидах и инсектицидах потребности не было, – комментирует фермер. – Болезни немного проявились, но, видимо, фунгицидный протравитель сдержал их развитие, экономический порог безопасности не был превышен».

image-2022-10-24 14_08_55 (2).jpg
Помимо картофеля, в КФХ выращивают пшеницу и ячмень, урожаи высокие

В дополнение к растениеводческому направлению в хозяйстве развивают и животноводческое. Сейчас на ферме КФХ содержат около 70 голов КРС. Животноводство возникло в хозяйстве, можно сказать, спонтанно. Жена Леонида Константиновича, Любовь, такая же бойкая и неугомонная, как и он, держала на подворье бурёнок. А когда врачи диагностировали астму, от коров приказали избавиться. Пускать кормилиц под нож было жаль. Так что буквально за считаные дни, «в бешеном темпе», как говорит фермер, на окраине села развернули стройку: в новые помещения и въехали хозяйские бурёнки, со временем стадо разрослось.

«Я не стремлюсь к какому-то большому предприятию. Я знаю своё дело, знаю своих людей и в любой момент могу каждого «достать», проконтролировать. А чем больше хозяйство, тем меньше управляемость, – рассуждает Леонид Краскович. – 70 голов мне хватает для нужд КФХ и на продажу. Для своей столовой производим мясо, молоко, сметану, творог и немного продаём: желающие купить со всего района находятся, потому что всё домашнее и вкусное. С кормами проблем нет: сено готовим, есть свой фураж, остатки картофеля».

Мой край дорогой…

О своём деле и заслуженном успехе в нём фермер Леонид Краскович говорит легко, шутя. Но тот, кто ведёт сельхозбизнес, знает: никогда работа на земле не была лёгким делом. Тем более, когда ты и начальник, и ответственный за результат, когда за твоей спиной – работники с семьями, а село твоё – триста душ, среди которых надо найти тех, на кого можно положиться. Было бы легко, куда бы делись все те многочисленные фермеры девяностых? Бурное течение рыночной экономики за тридцать с лишним лет выбило лишних, оставив самых крепких духом, смекалистых и упорных. Таких, как Леонид Краскович. В разговоре он подчёркивает: университетов не оканчивал, всему учила жизнь, учило поле. Брался за книги, расспрашивал у знающих людей, изучал вопросы агротехнологии досконально, так и стал «сам себе агроном». А талант руководителя, видимо, у Леонида Константиновича с рождения. И в основе его – внимание к людям, понимание и забота.

image-2022-10-24 14_09_11.jpg
На свой коллектив Леонид Краскович может положиться, как на себя самого

«Деревня у нас небольшая, подтаёжная, но люди хорошие, – голос Леонида Константиновича теплеет. – Раньше было сложно, пили много, ходили кругами: ко мне, от меня, ко мне, от меня… Но в конце концов собралась банда – в хорошем смысле. Половина – молодёжь, до 40 лет. Если сейчас приходит кто-то новый, мне уже не надо объяснять, как себя вести, коллектив сам научит. Приходят сейчас те, кто не нашёл себя в городе. Пробовал, но не пошла городская жизнь. Да, звёзд с неба они, может, и не хватают. Но если к человеку подойти с пониманием, помочь, направить, то выходит ответственный и грамотный работник. Главное, чтобы на людей можно было положиться. Чтобы было доверие. Нет у меня ни видеонаблюдения, ни контроля за расходом горючего. А парни мои картофель сажают так, что народ удивляется. Бывает, приедет сосед: «Это что у тебя за навигатор такой, ряды ровные?» «Ромка, – говорю, – тракторист, мой навигатор». А всё потому, что ответственные люди в коллективе. Доверяем: я – им, а они – мне и друг другу. Такая вот коммуна!»

Проблем с кадрами у Леонида Красковича не возникает, несмотря на некоторую отдалённость Тигино от краевого центра. Зарплату в КФХ платят достойную. Кроме того, снабжают дровами, углём, сеном, пашут огороды. Если нужно, помогут с пиломатериалом, с жильём, с крупными покупками. Доверие и забота в коллективе КФХ обоюдные.

«Леонид Константинович – очень порядочный человек. Заслуживает огромного уважения, много делает для своего села», – говорит глава Восточно-Сибирского представительства «Щёлково Агрохим» Олег Беляев.

На самом деле не только для своего села, а для всех, кому небезразлична судьба деревни, судьба детей. Вбейте в поисковик название деревни, первое, что увидите – обзор новогодней ёлки в Тигино. Здесь её устраивают такую, что съезжаются люди не только из соседних двух сёл, но и со всего района. Горка, снежные фигуры, красавица-ель – всё для веселья и радости детворы!

«Двенадцать лет уже строю, как внук родился, – говорит Леонид Краскович. – Ёлка красивая получается, и горка хорошая».

«Удаётся ли отдыхать, когда всё время какие-то дела и заботы?» – интересуюсь у собеседника. «А мне не нужен отдых, – уверяет фермер. – Я, знаете, на новогодних праздниках маюсь. Такой человек».

Поддерживает отца дочь Наталья, которая отвечает за бухгалтерию в КФХ. Дочь, жена и ещё пара самых надёжных, крепких человек в коллективе дают возможность выдохнуть, а то и поболеть спокойно. «Вот – во время уборки буквально – пришлось лечь на пару недель в больницу. Ничего, проводили видеосовещания, всё нормально прошло. Хорошо: в деревне у нас оптоволокно проложили, интернет отличный», – говорит фермер.

семейная.jpg
С женой Любовью и дочерью Натальей

«Мы с Леонидом Константиновичем давно знакомы, работали вместе, ещё когда колхоз был, – продолжает глава Бартатского сельсовета Анатолий Шейко. – Сейчас он предприниматель, самый серьёзный на нашей территории. Не смогу даже припомнить все соцпроекты, в которых он принимал участие. Но практически ни один проект по программе поддержки местных инициатив не обошёлся без него. Во всех трёх сёлах сельсовета это и ремонт клубов и водопроводов, водонапорная башня, отопление и спортзал в школе Тигино и многое другое. За два последних года заасфальтировал дороги в своём селе. Вложил в это 23 млн рублей.

Уникальный он – и как руководитель, и как человек. У него все возможности переехать в город, жить безбедно, но он не хочет. Остаётся верным своему селу, людям. Говорю: «Наверное, устаёшь, сутками на работе». «Нет, – отвечает, – потому что работа любимая». Я для себя уже однозначно определил: на сегодня Леонид Краскович вошёл в историю села и района. И мы гордимся тем, что такой человек живёт и работает рядом с нами».

Схема защиты картофеля в КФХ Краскович Л. К.

Система защиты строится исходя из основных угроз. Это семенные инфекции (фитофтороз, ризоктониоз, виды парши, мокрая и сухая гнили), листовые заболевания: фитофтороз и альтернариоз, а также высокая засорённость сорняками. Поэтому защита картофеля начинается с протравливания семян. В 2022 году для этих целей использовали протравитель КАГАТНИК, ВРК (300 г/л бензойной кислоты / триэтаноламинная соль/) – 0,8 л/т. Норма расхода была выбрана с учётом невысокого инфекционного фона. Вносился протравитель в лунку при посадке картофеля: такую операцию позволяет картофелесажалка Белорусского экспериментального завода. Против двудольных и злаковых сорняков по вегетации проводилась обработка системными гербицидами ЗОНТРАН, ККР (250 г/л метрибузина), 1,3 л/га, и КАССИУС, ВРП (250 г/кг римсульфурона), 0,05 кг/га. Они сформировали почвенный «экран», который позволил сдержать рост сорняков и снизить их количество до 15 шт./м² в конце вегетации. Для борьбы с фитофторозом рекомендовалась трёхкратная обработка фунгицидом МЕТАМИЛ МЦ, ВДГ (640 г/кг манкоцеба + 80 г/кг металаксила) – 2,5 л/га. Однако августовские дожди не позволили применить препарат в третий раз; появившийся на культуре альтернариоз получил интенсивное развитие. По словам агронома-консультанта представительства Ирины Кузнецовой, в следующем году хозяйству рекомендовано в условиях частых осадков использовать контактный фунгицид ШИРМА, КС (500 г/л флуазинама).

«В этом году второй раз применяю микроудобрение УЛЬТРАМАГ КОМБИ для картофеля (1 л/га), – добавляет Леонид Константинович. – Вижу результат: больше завязей и крупнее клубни. Участок, где вносили микроудобрение, более зелёный и здоровый, болезней меньше».


Картофельные перспективы

К 2025 году Россия полностью обеспечит себя семенами картофеля, сообщало в начале текущего года издание «Коммерсантъ». К 2022 году в Госреестре значилось 30 отечественных сортов картофеля. В 2021 году было произведено около 20 тыс. тонн элитных семян – почти 50% потребности российского рынка.

С начала реализации подпрограммы «Развитие селекции и семеноводства картофеля в Российской Федерации» ФНТП развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы зарегистрировано 29 новых отечественных сортов. В их числе – Василёк, Северное Сияние, Варяг, Надежда (оригинатор – ФГБНУ «Федеральный исследовательский центр картофеля им. А. Г. Лорха», Московская область), Люкс (оригинатор – ФГБНУ «Уральский федеральный аграрный научно-исследовательский центр Уральского отделения РАН», Свердловская область), Казачок, Смак (оригинатор – ФГБНУ «ФНЦ агробиотехнологий Дальнего Востока им. А. К. Чайки», Приморский край).

Для ускорения селекционного процесса создано 14 новых лабораторий в области селекции, семеноводства и молекулярно-генетических исследований, а также шесть селекционно-семеноводческих центров в области картофелеводства, отметили в Минобрнауки.

Один из них организован на базе Уральского федерального аграрного научно-исследовательского центра. Он позволяет проводить селекцию картофеля на базе технологии MAS – маркёр-ориентированной селекции. С 600 кв. м под действием особой фитотронной установки здесь получают около 150 тыс. мини-клубней семенного картофеля в год.

Показать ещё