рус
en
рус
en
+7 (495) 745-05-51

No-Till плюс защита растений творят чудеса

Свердловская область, как известно, не располагает обширными пашнями: на долю пахотных земель приходится не более 14% от всех площадей. Сегодня мы представим вам одного из успешных уральских аграриев, сумевших найти общий язык с несговорчивой природой. Николай Тарасов, директор ООО «Черепановское», что в Артинском районе, ключом к успеху земледельца в меняющихся климатических условиях считает взятый им на вооружение нулевой способ обработки почвы.

shutterstock_1389405641.jpg
Чем земля хуже, тем человек досужей

– С конца апреля почти 30 градусов каждый день! – рассказывает по дороге в Артинский район (250 км от Екатеринбурга) старший менеджер Тюменского представительства «Щёлково Агрохим» по Свердловской области Андрей Дук. – Сколько живу, такого не было! Были отдельные годы с засухой, но такой по продолжительности, да чтобы жара стояла с самого начала развития растений, такого не было….

В 39 районах, в Артинском в том числе, в июле была объявлена чрезвычайная ситуация из-за экстремальной засухи. Андрей Дук курирует 35 сельхозпредприятий (средний размер – 3-4 тыс. га) и ещё около полусотни фермерских хозяйств. В этом году почти все более или менее пострадали от засухи. И мы едем к Николаю Тарасову, потому что этот руководитель сумел уберечь культуры от губительного зноя.

– Видите ячменное поле, – показывает Андрей посевы возле дороги на подъезде к селу Новый Златоуст, где живёт наш аграрий-новатор. – Центнеров 25-30 с гектара получит здесь Тарасов. А рядом хозяйство, через лог, свой ячмень запашет: он у них засох весь. Хоть и по пару сеяли – вырос слабый урожай. А почему такая разница? А потому что плуга у Тарасова нет, землю не пашет, только минимальная обработка или No-Till. Вот за счёт этого он и выиграл в засушливый год.

– У этого человека пытливый ум: во всём любит разбираться дотошно, чтобы выходило наилучшим образом, – делает вывод Андрей. – Просто некоторые думают: нулевая технология – это просто не пахать. Но на самом деле это сложная система, требующая высокой культуры земледелия: предъявляет повышенные требования к гербицидным обработкам, протравливанию семян. Кроме того, надо иметь терпение и умение создать на почве «подушку» из полуразложившейся стерни. И ещё условие: надо обзавестись специальной техникой – посевными комплексами, например, которые могут сеять в соломистую почву.

Получив небольшой ликбез о сущности нулевого метода земледелия, приступим к непосредственному знакомству с практикующим этот метод хозяйством. А лучшей визитной карточкой ООО «Черепановское» были посевы, которые в тот жгучий июльский день выглядели как на картинке.

DSC_1087аб.jpg
Андрей Дук демонстрирует растения ячменя на поле ООО «Черепановское», где применяется технология No-Till

«Пытливый ум»

Недаром говорят: «Чем земля хуже, тем человек досужей». «Досужим» в старину называли человека умелого, искусного, толкового. Таким и является наш новый знакомец Николай Тарасов, директор ООО «Черепановское». Его хозяйство – ведущее в районе: здесь получают самые высокие урожаи ячменя, пшеницы, овса, гороха, рапса, сурепицы. Культуры грамотно чередуют: кроме упомянутых, выращивают бобовые травы: клевер, донник, включение которых в зерновые севообороты с короткой ротацией положительно сказывается на урожайности культур. Всего в хозяйстве 3,5 тыс. га пашни, почти половина переведена на нулевую обработку.

– По специальности я инженер-механик, – рассказывает о себе Николай Викторович. – До того как возглавил хозяйство, два года работал бригадиром в колхозе, руководил Черепановским отделением, на базе которого и создалось впоследствии наше ООО «Черепановское». В настоящее время у нас земли больше, чем было в колхозе (и в аренде, и в собственности), приросли за счёт соседних хозяйств (КСП «Барабинское», им. Свердлова).

Первым делом повёз нас директор на поле рапса, обещавшее (напомним, визит был в июле) неплохой для засушливого лета урожай – 25 ц/га

DSC_1067а.JPG
Николай Тарасов, директор ООО «Черепановское» на поле рапса

– Это очень хороший урожай по нынешнему году, – говорит Николай Тарасов. – Потому что засуха невиданная. И «нуль» спас наш урожай. Здесь мы землю не пахали, влага сохранилась, земля меньше сохнет. Вот на это поле осенью захожу – оно мягкое, покрыто мульчей, да и сама земля мягкая, хоть и не пашем. За счёт разложившейся стерни она обогащается органикой. Стоит копнуть и увидишь, что там жизнь: червячки копаются. Да и всякие невидимые глазом микроорганизмы в ней живут. Ведь почва живая, она работает.

Корр.: но считается, что нулевая технология подразумевает усиленное применение химических средств защиты, как же её совместить с «жизнью»?

- Мы не поливаем всё бездумно химией, всё в разумных пределах, минимальными дозами. К тому же, только на первоначальном этапе против сорняков мы усиленно работаем гербицидами, а проходит 2-3 года, сорняков становится меньше. Потому что землю при No-Till не трогаем, пласт почвы не переворачивается, сорняки не всходят: как лежали их семена в глубине, так и лежат».

Корр.: как же получилось, что нулевая технология появилась на ваших полях, ведь в Свердловской области её применяют очень немногие?

– На своём опыте к этому подошли. Как всё начиналось первоначально? Когда мы работали в колхозе, бывало, некоторые поля оставались необработанными. Ситуация напряжённая в посевную, вот мы и решили попробовать посеять прямо в стерню сеялкой СЗС-2,1. Мы её переделали под анкеры, то есть снабдили анкерным сошником, чтобы только бороздку в почве прорезал для семян… И каждый год на этом поле так сеяли. К своему удивлению, на этом поле получили всплеск урожайности!

(СЗС-2,1, поясняет справочник, это «зерновая стерневая прицепная сеялка-культиватор. Предназначена для рядового посева зерновых культур с одновременным подрезанием сорняков, внесением в рядки гранулированных удобрений и прикатыванием почвы в засеянных рядках. Используется в районах с недостаточным увлажнением и почвами, подверженными ветровой эрозии». Интернет угодливо подсказывает способы её переделки под анкер, т. е. модификации для технологии No-Till.)

– Сначала попробовали на единичных полях, – продолжает свой рассказ Николай Викторович. – На «минималке» некоторое время поработали, потом начали осваивать «нуль» – не на всех площадях, на отдельных полях, а сейчас это стало системой, на половине полей уже сложился классический No-Till. Система такая: после уборки культуры-предшественника обрабатываем глифосатом СПРУТ ЭКСТРА, ВР, тем самым удаляем сорняки. И – до весны. Весной – никакой обработки почвы, просто сеем в стерню специальными сеялками, предварительно протравив семенной материал. Протравители только производства «Щёлково Агрохим»: ДЕПОЗИТ, МЭ – на горохе, СКАРЛЕТ, МЭ – на ячмене, БЕНЕФИС, МЭ – на пшенице, инсектицидный ИМИДОР ПРО, КС – на рапсе. И так с каждым годом «прирастам и прирастам»!

«Прирастам» (значит «прирастаем»: недоговаривать окончания – уральский говор!) – это пожизненный лозунг нашего героя. И он признаётся, что прирастать урожаям на его полях помогает не только «нуль», но и применение препаратов «Щёлково Агрохим». Ведь нулевая технология подразумевает усиленную защиту растений и управление пожнивными остатками. Для того и для другого у компании есть отличная продукция.

Богатство аграриев прирастает средствами защиты

Николай Тарасов защищает свои посевы препаратами производства «Щёлково Агрохим» уже больше десяти лет. Ещё до открытия Тюменского представительства он покупал СЗР компании у дилеров. На вопрос, почему предпочитает именно «щёлковские» препараты, Николай Тарасов (между прочим, руководитель фракции «Единая Россия» в Думе Артинского района) отвечает: «Отечественная компания, я патриот! Решил: буду работать со своими! И не пожалел. Большая благодарность от нас, земледельцев, руководству компании, что на российском рынке есть такие хорошие препараты, каждый год появляются новинки, учитываются наши пожелания, учёные идут нам навстречу, компания всё время двигается вперёд, и мы с нею также прирастаем».

Установка на российское у нашего агрария и в самом деле принципиальная. Так, техника у него вся российского производства (комбайны – «Ростсельмаш», тракторы – Петербургский тракторный завод, посевные комплексы – «Кузбасс» и «Томь», опрыскиватели – «Казаньсельмаш»).

– Мы отрабатываем схемы защиты на каждой культуре, – говорит директор. – Например, на рапсе делаем две гербицидные обработки (РЕПЕР ТРИО, МД и ХИЛЕР, МКЭ), от вредителей (блошка-цветоед, капустная моль) применяем инсектициды БЕРЕТТА, МД, ЛОКУСТИН, КС и ЭСПЕРО, КС. Подкормки – УЛЬТРАМАГ БОР, УЛЬТРАМАГ КОМБИ ДЛЯ МАСЛИЧНЫХ. Семена протравливаем ИМИДОР ПРО, КС. Андрей Дук сказал нам, что этот протравитель получил регистрацию и как ростостимулятор в этом году. Фунгицидами, правда, работаем мало, фактически только подходим к этому. Да и нынче, и в прошлом году болезней не отмечалось. Но на будущее планирую и фунгицидные обработки.

С рапсового поля переехали на горох, который тоже сеют в хозяйстве по «нулю».

– Схема такая, – рассказывает Тарасов, – протравливаю семена ДЕПОЗИТ, МДс добавлением БИОСТИМ СТАРТ, от сорняков обрабатываю ГЕРМЕС, МД. У меня с внедрением этой схемы стало нормально получаться, и я ничего больше на горохе не делаю, лишние деньги не трачу, «экономику» считаю. Правда, в последние годы без листовых подкормок не обойтись. Так, на горохе применял УЛЬТРАМАГ КОМБИ ДЛЯ БОБОВЫХ, убедился, что хорошо поддерживает культуру, особенно в засуху. Да и не только в засуху: он в течение всей вегетации помогает растению усваивать питательные вещества. Это как витамины для нас. Три года назад случился град с ветром, думал, горох положило, ничего не возьму. Но нет, собрали 30 ц/га. А если б не град, то и 45-50 ц/га осилили бы. Горох в прошлом году весь семенным продал, сорт Ямал.

 И правда, гороховые заросли не дают открыть дверцу машины, вставшей впритык к полю: такие густые и устойчивые.

…Оглядишься вокруг – и сердце радуется, недаром юго-запад Свердловской области зовут «уральской Швейцарией»… Поле гороха лежит за селом Волокушино, в долине внизу блестит неглубокая речка Корзюшка, приток большой реки Корзя, которая протекает по Артинскому району, а тянется она от Оки к Волге. Так и хочется вслед за классиком воскликнуть: «Отсюда видно всю Россию!»

Профессионалы помогут

– Николай Тарасов сам может составлять баковые смеси, самостоятельно подбирая препараты, – рассказывает о сотрудничестве Андрей Дук. – Но всегда звонит, консультируется, обращается за поддержкой.

Николай уверен и в качестве препаратов, и в профессионализме консультанта «Щёлково Агрохим». Поэтому он полностью доверяет рекомендациям и предложениям по новым препаратам, которые ещё с осени они обсуждают с работником представительства.

– Одному фермеру составишь схему защиты, он безоговорочно принимает, другому надо обязательно проверить её на практике, третий сомневается, дескать, почему ваши препараты лучше, чем у других, вместе опыты проводим сравнительные, – рассказывает Андрей. – С каждым надо беседовать, находить особый подход. Тарасов же сам любит экспериментировать, увлечённо исследует возможности новинок, просит советов даже у учёных. Вот на днях я прислал ему статью В. Евсеева, доктора сельскохозяйственных наук, профессора Курганского государственного университета, «Экологически безопасная защита зерновых культур от болезней».

Добавим, что Вадим Евсеев – ведущий специалист в области микробиологии почв, экологии микроорганизмов и защиты растений, им опубликовано 127 научных и научно-методических работ, в том числе семь монографий. Учёный сотрудничает с Центром управления урожаем «Щёлково Агрохим» в Курганской области. И наш «пытливый ум» неоднократно бывал на родине Терентия Мальцева, основоположника безотвального метода обработки почвы на Урале, вникал в нюансы применения минимальной обработки почвы и No-Till.

– Я бывал на Дне поля в Курганской области, многое «подсмотрел», уяснил, что почва должна обрабатываться как можно реже. И хотя климатические условия в наших регионах сильно отличаются, в последние годы климат меняется. В этом году, например, за лето осадков выпало всего 23% от нормы, посевы спас только No-Till.

DSC_1007а.JPG
Юго-запад Свердловской области зовут «уральской Швейцарией»

Корр.: почему же не берут с вас пример другие аграрии в регионе, неужели они не понимают преимуществ нулевой технологии в условиях засухи?

– Так ведь не каждый же способен так резко перестроиться, – разводит руками Николай Викторович. – Это перезагрузку полную надо сделать, не каждый решится. Меня поддерживает представительство, я советуюсь с ними, езжу к курганским коллегам. А тем, кто «не в теме», трудно понять. Некоторые возьмутся, не зная, что на «нулевых» полях первые года два снижается урожай, пока не накопится мульча. Подумают – не получилось, и бросят, вспашут. И урожайность подскочит – из-за того, что почва отдохнула, два года не пахали. Вот он и делают поспешный вывод: увеличивается урожайность при вспашке. Но это заблуждение. Или вот такая деталь: у нас привыкли – плуг прошёл, всё чёрное, ровное… Вроде как красота. Что потом суховей с этой красотой сделает, никто не задумывается. А с «нулём» посевы поначалу неровные получаются. Но надо это знать, набраться терпения, постепенно переводить отдельные поля. Культура земледелия – это тоже культура: привычку к порядку культивирует в человеке!

…Привычка к порядку в хозяйстве Николая Тарасова чувствуется во всём. Построены две зерносушилки, ангары для хранения зерна: есть где хранить урожай, чтобы не продавать продукцию «с колёс». Вместе с отцом работает сын Андрей Тарасов, а также – и брат Валерий Тарасов. Третье поколение земледелов представлено в роду пока только внучками, но старшая Варвара, по словам Николая Викторовича, с дедом уже ездит всюду по полям.

Татьяна Павлова



12.10.2021